RETROPORTAL.ru
© 2002 – гг.
Каталог музыкальных сайтов
Видеоархив «Retroportal.ru»
Эксклюзивные интервью
Ваши отзывы, предложения, замечания пишите на электронную почту: автору сайта Виталию Васильевичу Гапоненко.

При цитировании информации, опубликованной на сайте, размещение активной ссылки или баннера «RETROPORTAL.ru» ОБЯЗАТЕЛЬНО!

Карта сайта Подробно о сайте Яндекс.Метрика      © RETROPORTAL.ru     2002 – гг.


«Радио 5»

К 25-летию первого эфира радиостанции

Сегодня наверняка многие и не вспомнят о существовавшей четверть века назад в Краснодаре радиостанции «Радио 5». В наполненном музыкой эфире «Пятёрка» стала явлением мимолётным, просуществовав менее года, но, поверьте, значимым в истории краснодарского радиовещания. Это была первая местная радиостанция, музыка на волнах которой звучала в строгом формате, чередование песен определяли плейлисты, а высокое качество звука было приоритетным критерием допуска записей в эфир.

Слушатель, выбирая радиоволну, выбирает настроение, побуждаемое музыкой... В 1995 - 1996 годах радиослушатели в Краснодаре часто в автомобилях, в офисах или дома выбирали мелодичную музыку, звучавшую в эфире «Радио 5»...

Повод вспомнить радиостанцию - 25-летие со дня первого её эфира. Имеется возможность услышать как это было: магнитофонная кассета сохранила запись первых минут вещания «Пятёрки». 5 июня 1995 года в 8 часов утра эфир «Радио 5» открыла Маша Макарова (ныне известная певица, автор песен группы «Маша и медведи»):

Геннадий Нечаев:

Писать об этой радиостанции мне до сих пор непросто, хотя память хранит массу довольно забавных историй. Что может сказать родитель о своём любимом дитя? Конечно же, что оно прекрасней всех на свете. Согласятся ли с ним в этом другие родители? Уверен, что нет.

Созданное буквально за месяц на «коленке», «Радио 5» во многом опередило своё время. Краснодарское, разумеется, ибо, в масштабах вселенной, мы изобретали трёхколёсный велосипед. Станция осталась непонятой ни тогдашними коллегами по радиоцеху, ни господами учредителями. Коллеги дружно смеялись, крутя пальцем у виска, когда мы начали записывать рекламу в профессиональной студии (и брать за это с рекламодателей деньги!), довольно жёстко форматировать музыкальный эфир и заставлять диджеев работать строго по плейлистам. Сейчас всё это для радио-бизнеса «общее место», «must have», но в те пещерные времена меня пару раз едва не линчевали. Господам же учредителям, скромно мечтавшим транслировать в эфире что-нибудь «московско-сетевое», вся эта местная самодеятельность стояла поперёк горла изначально.

А что же слушатели? Поверьте, их было немало. Один из наших постоянных рекламодателей, владелец сети магазинов, как-то признался мне, что терпеть нас не может. «Зачем же ты размещаешь у нас рекламу?», поинтересовался я. «Так вас же слушают все, кого не спроси. Все поголовно!», грустно ответил мне он. Но что такое настоящая любовь аудитории, я понял, когда мы исчезли на несколько месяцев из FM-диапазона. Многие люди снова достали из чуланов свои старые УКВ-приёмники, чтобы слушать наши эфиры. Хотя, казалось бы, что им стоило настроиться на другую волну?

Я благодарен всем, кто был с нами тогда. Благодарен тем, кто поддерживал нас в трудные минуты, и не только добрым словом. Благодарен ребятам, с которыми работал бок о бок по восемь дней в неделю. Я с теплотой вспоминаю бессонные ночи за режиссёрским пультом, сумасшедшие планёрки в курилке, а, главное, - музыку, звучавшую в эфире сутки напролёт. Именно ради неё всё и затевалось, кто бы там себе что не воображал!

Надежда Филатова (Постоева):

Мой муж Саша Постоев лично занимался строительством помещения радио «Зодиак», в котором потом обитала «Пятёрка». «Зодиак» - весёлое время отрыва, молодости, новых знакомств. Мы не принимали как аксиому никакие радиоформаты. Каждый ведущий был со своим вкусом, и слушатель выбирал именно своего любимого. На «Зодиаке» Остап учился работе на пульте (Саша его учил), именно на «Зодиаке» Оля Киппель впервые появилась на радио, хоть и не в роли ведущей, насколько я помню. И Морозов работал, Андреев ночами зависал... Спали, ели, хохотали, работали, отрывались, балагурили... Было времечко!..

Через какое-то время учредитель решил изменить формат станции, параллельно что-то случилось с «Пионером», и на горизонте появился Дядя Костя со своей командой. Директор «Зодиака» ходил на несколько «раундов переговоров», пытался отстоять нас и «Зодиак»... Но ничего не получилось. «Пятёрка» сменила «Зодиак». Конечно, это право владельца решать судьбу радиостанции, но это событие стало для зодиаковцев большим ударом.

Вернусь к «Пятерке». Конечно, Дядю Костю, его жену Наталью Ивановну помню и часто вспоминаю наиболее ярко. И Гену Нечаева, и Маню Макарову, и Олю Поддубную, и многих других тоже периодически вспоминаю... Нечаева помню вечно мечущегося в поисках рекламы  - прибегающего с очередных переговоров, падающего в кресло своеобразной курилки, а потом опять в забег: «И вечный бой, покой нам только снится!» Сотовый телефон, кстати, был только у Гены. И это было круто - по статусу было положено, скорее всего.

А Олю Поддубную вспоминаю в связи с одним рекламным роликом, в котором она бесподобно сыграла голосом! Когда Гена принёс ролик и дал послушать, я Олю не узнала. Это было очень непохоже на неё, очень, сорри, сексуально и волнующе. Хоть убей, не помню о чём ролик...

Помню, как Маша Макарова приходила несколько дней подряд к Дяде Косте и просилась на работу. До сих пор улыбаюсь, когда вспоминаю об этом, потому что Маша пыталась подобрать слова и уговорить директора. Вот одна из произнесённых ею фраз: «Дядя Костя, мне ночами снится, что я на радио работаю». Странно, почему я улыбаюсь, ведь это действительно серьёзно... Сейчас уже не знаю, насколько я правдива и не подыгрывает ли мне мой мозг, но Маша свой альбом «Дворник» ставила на кассете первой именно мне. Просила высказать своё мнение по поводу её музыкальных работ. И это было именно на «Пятёрке». По-моему, было раннее утро и мы с Машухой на студии вдвоём... Этот случай, конечно же, тешит моё самолюбие до сих пор. Но не тот факт, что на данный момент Маша известная личность, в какой-то степени Звезда. Тешит то, что мне человек впервые показывает свои работы и просит оценки. Хотя, оглядываясь назад, похоже, что у меня на роду написан этот момент. В семье, которая, кстати, официально появилась именно в 1995 году, все творческие люди, сын в том числе.

Каким-то обрывочным получается моё повествование... Но в любом случае, «Пятёрку» я вспоминаю с теплотой. Не помню точно, как именно это было, но Дядя Костя предложил мне заняться информационным сопровождением «Пятёрки». Моя задача была в создании интересных новостей. Интернета в помине не было. Новости на местных радиостанциях создавались после штудирования утренних газет. Мне казалось это скучным и неинтересным. И у меня появилась идея: так как на тот момент было время «цветения» газетного дела, я обратилась как в местные, так и в центральные издания с просьбой предоставления по факсу анонсов предстоящих выпусков газет. Таким образом, уже со второй половины дня получалось выдавать свежие новости - гораздо оперативнее всех, до выхода этих самых новостей в утренних завтрашних газетах.

Как не раз показала жизнь, неформальный, «не как у всех» подход, отсутствие обезьянничания - трудный путь, но успешный. Именно этот подход позволил поработать в совершенно разных сферах деятельности, не оставаться только в рекламе или в журналистике.

Мы с Сашей работали всю жизнь только «на себя». Была своя звуковая студия, в которой записывали «Жди меня» с Володей Морозовым, планировали открыть свою радиостанцию. Потом открыли студию по созданию и продвижению сайтов, и я освоила это новое дело. А далее как-то плавно перешли в область строительства по новой технологии (каркасные дома из стали). И так вышло, что в этой строительной сфере мы с Сашей стали монстрами и лидерами, гуру. В 2012 году запатентовали свою собственную систему строительства «Двойной каркас ЛСТК». Поработали на Олимпстрое. Первыми построили трёхэтажное здание из профилей, хотя до этого технология использовалась при строительстве зданий не выше двух. Теперь по нашей системе строятся и коттеджи, и соцобъекты, и многоквартирные дома, причём, не только в России, но и за рубежом: Казахстан, ОАЭ, Германия, Чехия, Украина, Африка... Являемся представителями австралийско-турецкого производителя оборудования по изготовлению каркасов зданий различного назначения... Вот в такое русло перетекла моя жизнь.

Помню, как-то ехали с Дядей Костей по территории стадиона. И я о чём-то эмоционально говорила, раздавая категоричные оценки... Дядя Костя мне тогда сказал, что рассуждаю как подросток, «потому что у меня нет полутонов, только чёрное или белое»... Я часто вспоминаю его реакцию на моё «резко-континентальное» впечатление о жизни. Эта фраза Дяди Кости мне помогает относиться ко многому в жизни без резких выпадов, сдержаннее, помогает в нужный момент перебороть черты характера.

Вспоминая работу на радио, сейчас скажу, что воспринимаю её и наши радийные коллективы как семью. Не могу объяснить почему - то ли молодость, то ли энергетика или и то, и другое вместе!

Алексей Коростелёв, Ольга Поддубная, Константин Сачли, Елена Бард, Надежда Филатова, Геннадий Нечаев и Евгений Сескутов в офисе «Радио 5», 1995 год

Константин Сачли:

Я никогда не героизировал те времена. И не особенно люблю их вспоминать. А если и вспоминаю, то, скорее не сами радио проекты, а отдельных людей. Это вы были молодыми и задорными, я всего лишь пытался выжить с семьей, двумя маленькими детьми и стариками родителями. Да, я пытался вам соответствовать, что бы стать «Дядей Костей», одновременно своим в доску парнем, потому, что других вы не признавали, и строгим директором, от которого всё зависит. Старался, что бы у людей не оставалось ко мне негатива, но это, конечно, было невозможно... Я лишний раз убедился, что мои «малолетки» просто развлекались и самоутверждались. Нечаев был надсмотрщиком в этой «колонии для малолетних диджеев»!

Если говорить откровенно, то лучшим в истории города человеком, кто первым научился понимать РАДИО, это был Нечаев. А я был, наверное, неплохим администратором, который умел держать нос по ветру. Хочу напомнить о существовании ещё одного очень важного человека, без которого возможно не было бы ничего. Этот человек поддерживал все мои начинания, верил в меня, кормил и поил всех моих шумных «радийных» гостей, укладывал их спать на полу в гостиной, когда мы одуревшие от разговоров про РАДИО засыпали за столом, а наутро отпаивала нас чаем и припрятанным с вечера пивом. И никогда меня за это не пилила. Низкий поклон ей за это. Во всех радио проектах известна под кодовым именем «Миссис Зарплата». Этот человек - моя супруга Наталья Сачли.

Визитная карточка генерального директора «Радио 5» Константина Игоревича Сачли

Так вот, радио «Зодиак» переименовали в «Радио 5». Такое название оно получило потому, что это была 5-я коммерческая радиостанция в Краснодаре (кстати, идея Нечаева). От Радио «Зодиак» нам достались неплохие, но маломощные передатчики, плохо оборудованная студия, проблемный коллектив, с которым пришлось расстаться. Из старой команды осталась только вполне профессиональный информационный редактор Надежда Филатова. Мы стартовали даже не с нуля, а с минус восьмого уровня, у «Зодиака», как оказалось, были огромные долги по аренде помещения, электроэнергии и зарплате. Пока мы собирали новую команду, Нечаев вёл эфиры один, он практически жил в студии. В тот период это можно было бы называть Радио «Дядя Гена».

«Радио 5» - Дядя Гена был на пике своих творческих возможностей, он фонтанировал идеями, и это было здорово! И даже могло принести нормальные деньги! Но, «враги конкуренты», с их мощными передатчиками, отточенными программными продуктами, «забугорным» финансированием и с московским напором, дали нам по рукам и стал вопрос о том, что, либо ты станешь как они или иди торговать на Вишняковский рынок. Речь конечно о «Роксе» и «Модерне»... Кстати, наши коллеги из «Радио Х» тоже стояли перед подобным выбором.

На тот момент технических вопросов у нас оставалась куча, кадровых и творческих две кучи, рекламодателей мало, денег тоже. Чтобы выжить и не потерять частоту, было принято решение запустить в эфир Радио «Европа Плюс». В становлении «Европы Плюс» в Краснодаре бескорыстно приложил руку, точнее кошелёк Юрий Никонов, которому я благодарен по сей день. Так с середины мая 1996 года вместо «Радио 5» началось пробное вещание радиостанции «Европа Плюс Краснодар», а с 1 июня - официальное. 1 июня считается днём рождения радио «Европа Плюс Краснодар».

Алексей Коростелёв:

Конечно, «Радио 5» очень запомнилось! Была осуществлена новая для Краснодара идея: эфиры шли по плейлистам. Разработали специальную программу, забили в неё музыку, присвоили категории «хитовость», «темп», «настроение», «драйв» и тому подобное. И с помощью плейлистов формировали настроение часа в зависимости от «прайм-тайм», «не прайм-тайм», то есть, в зависимости от времени суток, когда слушателей было много, а когда немного. Диджеям не всегда это нравилось, поскольку свобода личного выбора музыки была ограничена. Но ночные эфиры на откуп диджеям были оставлены - музыка по плейлистам ночью не звучала.

Хотелось, чтобы фонотека была шире - чтобы чаще был доступ к новым аудиоматериалам. Но в целом нам очень нравилось, как звучала радиостанция. Был момент, когда мы остались совершенно без FM-частоты и видели, что люди перешли на УКВ-частоту, чтобы продолжать слушать нашу радиостанцию. Это было очень приятно. Мне нравилось, как Маша Макарова работала, Женя Сескутов, Лена Бард, Оля Поддубная...

Соседство с радиостанцией «Радио Х» было забавным - через стенку ребята находились от нас. Вообще, осталось много позитивных воспоминаний. Этот период жизни мне нравился очень!

Ольга Поддубная и Елена Бард в аппаратной «Радио 5»

Елена Бахарева (в эфире - Елена Бард):

Сочинение на тему «Как я провёл лето»...

Дразниться лучше из окна,
С восьмого этажа.
Из танка тоже хорошо,
Когда крепка броня.
Но если хочешь довести
Людей до горьких слёз,
Их безопаснее всего
По радио дразнить.
(Григорий Остер)

Я, Елена Бард, если честно, уже не помню, как попала на радио, но я почему-то там осталась. Мы были на 25 лет моложе и определённо глупее и забавней. И этот отдельный мир с названием «радио» оказался очень кстати... Думается мне, что в эфире мы несли полную ахинею, но тогда нам это казалось мега-крутым. На самом деле, задача ведущего эфира только со стороны выглядит просто: сиди и как «попка-дурак» что-то болтай. Но вся сложность в том, что надо разговаривать часами день изо дня, не говорить ничего конкретного и при этом не казаться полным идиотом. Эфир - это диалог с самим собой и со слушателями. И задача диджея - говорить интересно, чтобы всех это затрагивало, волновало...

Школ или курсов радиоведущих к тому моменту ещё не изобрели (во всяком случае, в Краснодаре). Первое FM-радио появилось в городе всего около двух лет назад, а до этого доступен был «Маяк» и радиоточка, которая у всех была на кухне, но это был совсем не тот формат. Приходилось «умнеть» и развиваться по ходу событий: готовиться к эфирам, делая какие-то пометки о том, что хотелось сказать слушателям, читать книги, дабы черпать новые мысли, слушать эфиры других ведущих (совершенно разных радиостанций), опять же, смотреть, анализировать «как», да «что».

Работали мы скорее за интерес, потому что платили нам чисто символические деньги. И поскольку это было больше «хобби», то зачастую народ было не выгнать с радио. Всегда находилось, что обсудить за чашкой чая при пересменке или за рюмкой чего-нибудь, празднуя очередной день рождения кого-то из коллег. Казалось, что мы были больше чем коллеги, мы были скорее «семьей».

Мои «забавные» высказывания постоянно кого-то выводили из состояния равновесия, прямо-таки «возбуждали». Но меня, почему-то, часто цитировали, и некоторые мои выходки до сих пор будоражат память бывших коллег. Время от времени можно было в эфире слышать: «как сказала наша Лена Бард... что если бы то, не то и всё в том же духе»... Однажды нашего музыкального редактора очень «возбудило» высказывание, что если бы я не была Елена Бард, то непременно была бы Жозефин (дочь Криса Ри)... Его, почему-то, искренне возмутило, почему это Леной Бард быть круче, чем дочерью Криса Ри.

Елена Бард

Поначалу очень страшно включить микрофон и что-то в него сказать - «тебя же ЛЮДИ слушают», а потом это как-то очень забылось, что тебя вообще кто-то слушает... И когда, вдруг, однажды появилась эта обратная связь, Ольга Поддубная многозначительно изрекла: «Представляешь, а нас СЛУШАЮТ». Чудны дела твои, господи, кто-то слушает радио... А ещё нас с Ольгой прозвали «Ялочка Дубовая и Леночка Бардовая». Это было то, смешное время, когда слушатели могли позвонить на радио и сказать, что у нас в студии часы отстают, или выключился передатчик на УКВ-частоте. Ну что, включим за следующую музыкальную композицию - делов-то.

Нам всё было «по плечу» и «по колено». Было совсем не важно, что студия находилась в «коробе из гипсокартона» практически в гимнастическом зале (надо сказать, что все радиостанции находились в «экзотических» местах). В нашем спортзале стоял настоящий батут, на котором мне всегда хотелось попрыгать, но я так и не отважилась. А летом в «студии» летали комары размером с бегемотов. А за железной дверью было другое радио, так сказать, конкуренты, и в эту дверь можно было постучать, и иногда оттуда отвечали.

Однажды на радио решили навести «порядок» и всем выдали плейлисты. Это определённо вызвало «бурный протест», но с сегодняшней точки зрения, всё верно, так должно было случиться, а тогда хотелось свободы и в музыке тоже.

Как-то заболели трое из четырёх диджеев... и все смеялись, что скоро уборщица будет вести программы на радио...

Сейчас это время уже очень далеко от меня, всё изменилось с тех тор, и радио я слушаю только одно-единственное. Я слушаю его утром, когда открываю глаза и собираюсь на работу. И моих любимых радиостанций давно уж нет, и многие радиоведущие, как и я, давно не ведут эфиры и стали «серьёзными дяденьками и тётеньками» программистами, юристами, домохозяйками и художниками.

Что осталось? Остались старые фото, тёплые воспоминания, требовательность к качеству эфира и разборчивость (разнообразие, качество) «потребляемой» музыки.

Ольга Поддубная:

О, радио 90-х... Это была просто материализовавшаяся Мечта, ни больше, ни меньше. И я очень рада, что причастна к событиям тех лет. Да, наша «Пятёрка» (а официально «Радио 5») по ряду причин не смогла и не успела стать тем самым-пресамым радио в регионе, но это было классное душевное радио, со славной музыкой и замечательным коллективом, поверьте. Я делала свою программу на радио «Пионер», когда узнала о вакансии rj на открывшемся радио. Ясное дело, сразу же рванула туда. Краткое собеседование с директором (Константин Игоревич, хвала и почёт Вам, до сих пор вспоминаю добрым словом), пара дней стажировки (Женя Сескутов, спасибо тебе), и вуаля, я уже в эфире. Сказочное, ни с чем несравнимое ощущение.

Весь коллектив был юн, весел, интеллектуален, с зашкаливающим уровнем энтузиазма и юмора. Не припомню какого-то хамства, зависти, пакостничества, с которыми я столкнулась, например, чуть позже на телевидении. На работу летела, как на крыльях. Не из-за денег, - зарплата примерно равнялась моей стипендии, а ради идеи. Мне кажется, предложи Константин Игоревич нам всем работать совсем бесплатно, мы бы согласились. И да, вначале не было плейлистов, представляете? Просто выбираешь любую композицию из фонотеки, раз-два - и она уже звучит в эфире. Фонотека, к слову сказать, была не очень большой, и уже через пару недель ты доставал нужный диск с полки не глядя, выучив наизусть их расположение. Но требовалась всё же определённая внимательность: одни коллеги были весьма аккуратны (Виталик Гапоненко, привет, это про тебя, если что), и диски после их смены стояли ровнёхонько на своих местах, и в «родных» коробочках, а некоторые другие коллеги... ну, в общем, вы поняли. Но конфликтов по этому поводу я тоже не припоминаю. Все были ОЧЕНЬ и ОЧЕНЬ доброжелательны друг к другу, царила реально душевная атмосфера. Даже бухгалтер Наталья Ивановна была самым милейшим и прелестнейшим главбухом, встреченным мною в жизни!

Через некоторое время на радио появился штатный музыкальный редактор Алексей Коростелёв, и лафа с отсутствием плейлистов закончилась, зато эфир стал более упорядоченным и гармоничным, можно было не опасаться, что какая-то песня прозвучит пять раз за день. До этого, приходя на смену, ты видел стопочку CD-дисков, сложенных отдельно. Это были те, что использовались за последний час.

Периодически по графику у каждого rj случались ночные смены, и после шести-семи вечера ты оставался совершенно один в гулком большущем помещении с потрясающим эхом (радио располагалось в одной из трибун стадиона). Поэтому я всегда была рада, если в мою смену после окончания рабочего дня Лёшка Коростелёв задерживался, чтобы погонять на компе в «Quake». Порою он уходил домой уже за полночь.

Ольга Поддубная

Потом пришла дождливая осень, а с нею сезонный грипп. Строй ведущих стал редеть, подкашиваемый вирусом. Здоровые старались, как могли: время работы увеличилось на несколько часов, смены сместились, но всё шло по нарастающей. Да, будь мы тогда опытней и предусмотрительней, то протирали бы пульт, дезинфицировали поверхности в начале каждой смены, и сняли бы распылитель с микрофона. Но, увы, не были. В итоге, с гриппом «свалились» все, кроме Коростелёва, который мужественно «тянул» эфир практически в одиночку, пока не вернулись победившие вирус коллеги. Но рейтинги таки «просели».

Из забавных случаев вспоминается запись рекламы. Магазин «Nike» заказал рекламный ролик с песней, его чудно придумал Гена Нечаев, музыкант и по совместительству директор эфира, согласовал с заказчиком, и всю эту красоту оставалось лишь записать в студии. Меня позвали для озвучки женского текста. Но, как я ни старалась (а задача была произнести текстовку «сексуальным голосом»), всё было не то. Куча дублей, а за стеклом мне по-прежнему отрицательно машут головой, представляете? Просто трагедия. Тут ко мне делегировали Нечаева, который чётко, одной фразой объяснил, что именно требуется. Записали с первого же дубля. Супер. Только вот все удивлённо смотрели на Генку и спрашивали: «ЧТО ты такое Ольге сказал, что она “Найк” произнесла практически через букву “Ы”?!» А сказал он буквально следующее: «Представь вагон, целый вагон классных мужиков... и делай с ними что хочешь...»

Ещё один курьёз случился вне самой радиостанции, на свадьбе нашей новостийщицы Нади Филатовой, куда мы были приглашены всем коллективом радио. Она очень старалась найти подходящую ведущую, перебрала кучу претенденток, но Краснодар, 90-е годы... В итоге ресторан, свадьба полным ходом, и тамада торжественным голосом объявляет: «А сейчас прозвучит любимая песня невесты в исполнении... Мэрай Кэрай!» (Mariah Carey). Всё, занавес. Все попытки удержаться от смеха ради приличия нами были провалены. Ржали, просто аки кони все, включая жениха с невестой. Не смешно было только бедняжке ведущей.

А когда у кого-то на радио случался День рождения, поздравления летели в эфир целый день, и это было невероятно здорово и приятно. Ближе к вечеру именинник привозил угощение, и его поздравляли уже лично. Номинация «самое запоминающееся поздравление» однозначно присуждается Лене Бахаревой (Бард) - она чинно-благородно поздравила меня в эфире с днюхой, пожелала всяких приятностей-полезностей и завершила фразой: «А в качестве подарка по случаю Дня рождения Ольги Поддубной прозвучит МОЯ ЛЮБИМАЯ ПЕСНЯ!» Дальше в эфире романтично-заунывно затосковал Michael Bolton, я же пребывала в лёгком ступоре, с чего бы это на мой День рождения, да вдруг её любимая песня?..

Промо-флаер радиостанции «Радио 5»

Олег Руббин:

Этот проект для меня был особенным, настоящим и первым! На «Радио 5» я пришёл фактически с улицы, буквально с одной рекомендацией, не умея ничего, не зная ничего, будучи обычным студентом юридического факультета, который к радио никакого отношения не имел. До этого в радиоэфире замечен не был, хотя появления в эфире других радиостанций были - в качестве человека, который ночью «чего-то там миксовал», будем называть вещи своими именами. То есть, я что-то уже умел делать фишками на пульте, но ничего более, кроме огромного желания, естественно, не имел.

Честно говоря, даже и не помню, как попал в эфир. Я просто дико благодарен людям, которые меня тогда взяли на эту работу. Я, наверное, буду нести это уважение всю оставшуюся жизнь и к «Дяде Косте Сачли» - к Константину Игоревичу, и к Диме Косенко, и ко многим своим коллегам. Не помню ни одного конфликта, не помню ни одного скандала. Для меня это всё было настолько позитивно, настолько ярко, настолько в новинку, я кайфовал! И помню, что был очень расстроен, когда всё закончилось...

Даже не знаю, оставил ли я какой-то след, потому что, наверное, об этом говорить слишком громко... Но «Радио 5», конечно, мне дало очень много с точки зрения веры в себя, с точки зрения понимания своих способностей - что ты это можешь и с точки зрения, естественно, музыкального образования. Ночами на «Радио 5» я слушал компакт-диски, которые были там и многое из этой музыки для себя открывал. Это мне очень сильно помогло, когда я работал на «Роксе», потому что на «Рокс» я пришёл уже эрудированным, подкованным.

Есть ещё одна история, но не знаю, стоит ли её рассказывать или нет... Хотя, она мне запомнилась на всю жизнь, но она на грани фола. Это наблюдение за работой одного из ведущих (не буду имя называть). Так вот, этот человек включает микрофон и говорит: «Сейчас будет композиция группы «Def Leppard»... Внимайте! ». Убирает фейдер и произносит: «И вынимайте!»...

Вот это, пожалуй, самые яркие воспоминания, конечно, кроме самой локации, кроме нахождения внутри стадиона - культового места для меня как болельщика клуба «Кубань».

Сергей Остащенко (DJ Остап):

Зимой 96-го в связи с концептуальными разногласиями и харизматичным кипишем в прямом эфире, меня с треском выперли с первой краснодарской независимой эфэмки «Радио Х». Выйдя из восточной трибуны и обогнув осветительную мачту, я направился к центральному входу здания, где поднявшись на второй этаж, заглянул в офис «Радио 5». Здесь, в ходе перекура с программным, был зафрахтован на должность ночного арджея.

По иронии судьбы, моя новая студия располагалась аккурат за стенкой горячо любимой альма-матер. В три ночи я заканчивал свой эфир и, вырубая в аппаратной звук, слышал как «конкуренты» вещают джаз-рок в соседнем помещении. В тайне от наших руководств мы шарились в гости к друг-другу на чаи и это было весело. Должен признаться, что моя творческая ссылка проходила в весьма увлекательной и, более того, спортивной атмосфере. Дело в том, что как раз под эфиркой «Пятёрки» простирался огроменный батутный зал, куда я спускался ночью и парил до судорог в ногах!

Мои чудные эквилибры продолжались примерно около полугода, пока станция по тривиальным причинам не почила в бозе. Да, ребята! Сии чудные времена я вспоминаю с благодарностью к тем, кто подарил мне мою яркую юность!

Ольга Поддубная, Виталий Гапоненко, Константин Сачли, Геннадий Нечаев, Елена Бард, Алексей Коростелёв и Евгений Сескутов в офисе «Радио 5»

Юрий Степанов (в эфире - Юрий Обломов):

«Пятёрка» лишила меня «радиодиджейской девственности»...

На «Пятёрку» меня привела Машка Макарова, которая тогда тусовалась на Арбате, играла в группе «Макар Дубай», а потом в «Дрынке», тусовалась на «Южной волне», ну и по знакомству она сказала, что диджей у них уволился. В общем, решили меня попробовать на «Пятёрке». Радиостанция была на стадионе «Кубань» (под трибуной, которая со стороны улиц Володарского и Короленко) в очень интересном месте - в зале акробатики и прыжков на батуте.

Взяли меня на стажировку... на ночные эфиры, которые проходили очень странно. Потому что начинались они не совсем поздно, но было очень интересно: сидишь в этом стеклянном стакане и что-то наговариваешь в микрофон, переставляешь диски, а снаружи в прыжке к тебе прямо в студию заглядывают прыгающие на батутах дети и взрослые. В общем, слегка странно эфиры проходили - немного смешные, но интересные. Было жутковато ночью пешком возвращаться домой, потому что стадион «Кубань» в то время был достаточно жутким местом и когда ты в час или в два ночи шёл домой, то, не очень было приятно. Пару раз натыкался на «не очень хорошие кампании», но удавалось свалить.

«Пятёрка» в своё время, конечно, отличалась от всех - чуть-чуть оригинальнее была - немножко рок-н-ролла, немножко попсы. Сейчас такой формат вполне зашёл бы! Формата как такового в эфире не было. Формат заключался в том, что программный директор ставил просто стопку с дисками в определённом порядке, сам выбирая песни. Помню, очень тщательно готовился к эфирам - писал подводки; сводил песни, переходы какие-то между песнями выдумывал, с жутким акцентом произносил английские слова - названия песен и групп. Ну, в общем, честно говоря, диджеем работать мне не очень понравилось, не моё это было. Конечно, я понимал: мне не достичь таких высот как той же Машке Макаровой или Аришке Курдоглян... Поэтому, я оттуда срулил. Не помню, срулили ли меня и сказали, что не достоин эфира «Пятёрки», либо я сам нашёл какую-то работу, честно скажу, не помню. Так что, я там, «потусовался» немного - пару-тройку месяцев.

Это было первое моё радио, на котором я работал. Затем была «Вольная Кубань» на элеваторе. Но ни там, ни там, в диджеи я так и не попал.

Дмитрий Косенко:

Осенью 1995 года я вернулся из Москвы. Никуда, кроме радио работать идти не хотел. У меня к тому времени уже был определённый опыт работы на радио: когда учился в универе, работал на радиостанции «Юность» в программе «Экспедиция “Экологическое равновесие”». Ездил в командировки, монтировал материалы, и диплом писал как раз по авторской журналистской программе на радио.

Потом работал на других московских радиостанциях, в частности, на «Деловой волне», на которой получил опыт по продаже рекламы, по выстраиванию отношений с рекламодателями. Это была хорошая школа. Но даже в Москве в середине 90-х никто толком не знал, что надо делать в этой сфере, а уж говорить о том, чтобы специально обучали таким вещам, не приходилось. Продавались рекламное время, эфиры, да и сами радиостанции как бренды, с колёс, что называется. Так нарабатывался опыт.

Вернувшись в Краснодар, обнаружил, что здесь радиовещание находится в зачаточном состоянии по сравнению с Москвой. Если в столице работал десяток радиостанций, то в Краснодаре в FM-диапазоне обнаружил только четыре.

Так вот, когда я стал искать работу, просто крутил ручку приёмника и отслеживал, что в FM-диапазоне Краснодара творится. Услышал ретрансляцию московского радио «Рокс» - это были золотые времена Владимира Туза и других популярных диджеев того времени. У «Рокса» был мощный звук, целиком и полностью московский эфир. Понял, что нет смысла туда звонить - у тех, кто транслировал «Рокс» и так всё хорошо.

Наткнулся на «Радио Х». Это был такой, как сейчас бы сказали, совсем «хайповый» вариант. Мне, вернувшемуся из Москвы, очень резала слух «местечковость» радиостанции - как говорится, испытал когнитивный диссонанс и от того, что говорят диджеи, и от музыки, которую они ставят в эфир...

Ещё были радиостанции «Пионер» и «Пятёрка». «Пионер» производил впечатление, сорри за невольный каламбур, медленно умирающего пенсионера, уровень - вот-вот «отдаст концы». Это было ощутимо по тому, как подавалась информация. Диджеи говорили вполне позитивные вещи, но на уровне их эмоциональной подачи ощущался неминуемый скоропостижный уход этой радиостанции.

В общем, из всего, что было в FM, мне приглянулась «Пятёрка». Что именно понравилось? Очень качественный звук и то, что сейчас называют форматом. Тогда и слова-то такого в применении к радио никто не знал. Была хорошо выстроена последовательность композиций в эфире. Да и, собственно, композиции мне были близки - это такой лёгкий рок без выпадения в «попсовую пошлятину», всё было достаточно выверено и прямо на мой вкус. Эфир оставлял, как говорится, хорошее послевкусие - радиостанцию хотелось слушать и слушать, включить фоном и пусть играет. И «Пятёрка» у меня играла постоянно.

В Москве я искал работу так: включаешь станцию, которая тебя интересует, и слушаешь, пытаясь понять направление, на кого ориентирована. Потому что потом всё равно будешь на вопросы об этом отвечать при собеседовании. Записываешь телефон рекламной службы, звонишь. Дальше - дело техники: договориться с тем, кто главный и когда прийти на собеседование. А здесь «Пятёрку» я слушал полторы недели, вроде бы даже рекламные ролики попадались время от времени (рекламы было очень мало), джинглы «Вы слушаете “Радио 5”», но информации типа «Звоните нам по такому-то телефону», вообще никакой! То есть, если бы я был рекламодателем, как мне рекламу размещать? Такая станция классная, такая музыка подобрана, а где продажи, где это всё находится?

И затем ещё недели полторы я проводил «супер разведывательную операцию» по поиску «Радио 5» в физическом пространстве...

Пришёл в «Краснодарские известия» к однокашникам по журфаку и бывшим коллегам. Говорю: «Девчонки, знаете, есть в городе такое “Радио 5”? Помогите найти!»

Коллектив дружественных журналистов во главе с Валей Артюхиной, Леной Хакимовой, Ирой Грубой ещё где-то через неделю разыскал кое-какую информацию: узнали, что радиостанция находится где-то на стадионе «Кубань», в районе трибун, но контактных телефонов не смогли узнать. Сказали, что даже за точный адрес не уверены... Мне оставалось лишь обнаружить, где именно на стадионе расположена радиостанция. «Радио 5» я всё-таки нашёл в ноябре 95-го, познакомился с руководством - с Константином Игоревичем Сачли и с Геной Нечаевым...

Сейчас, спустя 25 лет и чуть лучше научившись разбираться в жизни, могу сказать: если бы тогда люди с деньгами (учредители, хозяева радиостанции) смогли бы объединить страсть к получению прибыли с любовью к радиовещанию, «Пятёрка» могла бы стать серьёзным конкурентом московским сетевым радиостанциям.

В каком-то смысле это удалось сделать «107,7», но гораздо позже. А у «Пятёрки» были все шансы стать, пусть не № 1 или № 2, но прочно держаться в тройке лидеров уже на рубеже 1995-1996 годов. При условии, что станцией бы занимались всерьёз, если бы люди при деньгах рискнули сделать на неё ставку.

Для краснодарского бизнеса любая станция и бизнесом-то не являлась в тот момент времени, а была больше «самолюбие потешить», но если бы кто-то с амбициями сочетал бы и хватку бизнесовую, и любовь к радиовещанию, могла бы получиться суперская штука. Но получилось так, как получилось...

Если бы Нечаев не ушёл с «Пятёрки», если бы продолжал заниматься станцией и совершенствовать музыкальный формат, если бы... Очень многое в сослагательном наклонении выходит... Тогда, в середине 90-х, происходил сознательный отказ от местного радиовещания, в силу того, что сетевыми станциями заниматься проще, тогда казалось, что они круты по определению. Возможно, тогда это и было правильно.

А на развалинах «Пятёрки» уже с мая 1996 года звучала московская «Европа Плюс». Но это уже совсем другая история...

Евгений Сескутов:

Спустя столько лет я уже мало что помню... Но то, что работал вместе с Геннадием Нечаевым и Константином Сачли, вспоминаю...

Больше времени я отдал «Радио Х» и «Вольной Кубани», а вот, сколько времени проработал на «Радио 5», уже не вспомню. Могу сказать одно: работа со всеми в одном коллективе оставила свой след (абсолютно позитивный), хотя, даже название радиостанции вылетело из головы, не сразу вспомнил его... Прежде всего, продолжаю вспоминать людей, с кем работал. При каких обстоятельствах познакомился с Машей Макаровой, не могу сейчас сказать (то ли мы делали передачу, то ли ещё что-то), но то, что это было на «Радио 5», точно! Это очень ясное воспоминание, которое почему-то особенно запомнилось.

Празднуем день рождения Ольги Поддубной в офисе «Радио 5». На снимке: Константин Сачли, Евгений Сескутов, Алексей Коростелёв, Елена Бард, Ольга Поддубная и Надежда Филатова.

Виталий Гапоненко:

На «Радио 5» я впервые оказался за несколько дней до официального эфира радиостанции... Был звонок Гены Нечаева: «Приезжай!» В то время, уйдя с радиостанции «Пионер», заканчивал учёбу в университете - приближалась защита Диплома... Но, придя в аппаратную, выпал из привычного ритма жизни почти на неделю... Уже не было «Зодиака», но и название «Радио 5» ещё ни разу не прозвучало в эфире - в первые дни июня 95-го микрофон не включался, в эфире просто царила музыка. И кто-то должен был круглосуточно менять диски в CD-проигрывателях, микшировать треки. Вот Геннадий и вызвал подмогу - Алексея Коростелёва и меня... Несколько дней я практиески жил в аппаратной.

5 июня 1995 года радио вышло в эфир без «почасовки» и джинглов - не были готовы, они появились некоторое время спустя... Как рассказывал Геннадий Нечаев, голос которого звучит в джинглах радиостанции, «часть перебивок была сделана в студии “ЕвробитДимой Рочевым. В них - его голос и кого-то из студийных барышень. Может быть даже Натальи Тучковой... остальные перебивки сочинил замечательный музыкант... имени которого не помню. Он потом свалил на Кипр. Этот музыкант записывал для нас первые ролики...». Маша Макарова, проведя в июне несколько эфиров, переметнулась на «Радио Х», а осенью вновь вернулась на «Пятёрку»... Пришёл Юра Степанов, которого было поручено стажировать... Ещё одним стажёром у меня был Володя Ковтун. Помню, поставив в эфир какую-нибудь продолжительную композицию, он спускался в спортзал (когда тот пустовал) и пока звучала песня, успевал вдоволь напрыгаться на батуте...

От фонотеки «Зодиака» на «Радио 5» Гена Нечаев оставил максимум треть дисков, остальное - «неформат». Непривычно после «вольностей», которые вполне дозволялись на «Фермате»/«Пионере», когда можно было из дома принести «затёртую» кассету с любимой песней и смело поставить её в эфир. На «Радио 5» если и звучали песни с кассет, то только с записями на хромовой ленте и с шумоподавлением - качество звука в приоритете! А затем Алексей Коростелёв стал каждому на смену выдавать плейлист и проявились сложности уже другого рода: выдумывать связки между песнями, которые, не имея плейлиста, я бы никогда не включил в таком порядке...

Средством связи с внешним миром служил стационарный городской телефон, с помощью которого Надя Филатова удивительным образом умудрялась собирать все значимые новости Краснодара (интернета в 95-м мы ещё не ведали!), а у диджеев в утреннем эфире была обязанность: звонить синоптикам и затем зачитывать прогноз погоды. Телефон периодически не работал и в такие моменты тот, кто был за пультом, всматривался в узкие и вечно грязные окна спортивного зала, чтобы понять: светит сегодня над Краснодаром солнце или идёт дождь... Прогноз всегда исправно выходил в эфир в назначенное время. И мы, представьте, иногда даже угадывали погоду в городе!

1 января 1996 года. У меня утренняя смена. Видимо опасаясь того, что я «не доползу» к 7 часам после Новогодней ночи, для подстраховки на радио прибыл Алексей Коростелёв («наш домовой», как мы называли Лёшу ещё со времён «Ферматы»). Но я приехал вовремя и был трезв! Ровно в семь включил микрофон, стал желать радиослушателям всех благ жизни, а в завершении праздничной речи поздравил народ с наступившим... 1995-м годом, сам того не заметив. Мгновенно в дверях «материализовался» Коростелёв и сказал мне то, что я только что ляпнул в эфир... Как же я переживал за такую оговорку, как же мне хотелось, чтобы кроме Алексея больше никто моё поздравление не слышал!.. Новогоднее настроение было испорчено, но звонков от слушателей не последовало - телефон в первое январское утро на радио вновь не работал...

Эфиры «Радио 5» запомнились сотрудничеством с Продюсерским центром «Анонс», когда в моей передаче «Музыкальный архив» звучали голоса артистов, записавших хиты советской эстрады в студии Владимира Сигидина, а сама передача выходила при информационной поддержке еженедельника для старших поколений «Над Кубанью» - в каждом номере газеты в рубрике «Музыкальный архив» публиковались биографии кумиров минувших лет, анонсировались частоты «Радио 5» и время выхода в эфир выпусков одноимённой передачи, а в радиоэфире слушателям предлагалось оформить подписку на еженедельник... Затем, после закрытия «Радио 5», моё сотрудничество с газетой продолжилось на радиостанции «Вольная Кубань».

Владимир Сигидин, генеральный директор ООО «Анонс‑Премьер»:

В далёком 1994 году я организовал студию звукозаписи (в подвале бомбоубежища) в арендованных мною с 91-го помещениях в ДК МЖК. На создание студии повлияло то «буйное» время, когда в стране практически перестали проводиться музыкальные фестивали-конкурсы. Последним, ещё Всесоюзным музыкальным конкурсом, был «Москва-Ялта-Транзит» и всё... И многие, особенно на периферии, соскучились по всему, что было связано с поп-музыкой. Ко мне по разным причинам стало приходить огромное количество записей на компакт-кассетах самодеятельных музыкантов практически со всей страны. И это, и то, что в Краснодаре появились собственные радиостанции, сподвигло меня на организацию студии.

Сразу вокруг студии начали собираться одарённые музыканты. И первые краснодарские радиостанции стали как бы «глотком свежего воздуха» в период глобальных перемен в стране, начали выпускать в эфир популярную музыку. Естественно, студия «Анонс» с ними сотрудничала. Первым звукорежиссёром «Анонса» стал Виталий Курдюков, до этого он работал звукорежиссёром с ВИА «Кубаночка» краевой филармонии под руководством Петра Петровича Кайгородова.

По прошествии стольких лет трудно конкретно вспомнить, кто именно писал музыкальные заставки для «Радио 5» в студии «Анонс», но точно кто-то из перечисленных ниже: Владимир Овчаренко (отличный клавишник, до 1990 работавший в ресторане «Интурист»), Александр Егоров (клавишник, в дальнейшем музыкант группы «Гуляй Поле»), Александр Чумаков (ставший гитаристом группы «Аспект»), Герман Худяков (клавишник-Джазмэн), Андрей Велигор, Андрей Андреев (работавшие в студии с конца 1995 - начала 1996 годов), Ирина Бондаренко, Георгий Григорян и другие.

Первый раз встреча с будущими работниками радиостанции «Радио 5» у меня произошла, когда эти ребята работали ещё на радиостанции «Фермата», располагавшейся на 16 этаже (чердаке) жилого дома. Сама атмосфера на радиостанции, тот энтузиазм, который излучали ребята, тот полумрак в помещении радиостудии, светящиеся красноватыми огоньками приборы, тот «момент истины», когда ты соприкасаешься с чем-то фантастически необъяснимым - напряжением, вернее энергией, заряжающей тебя и всех вокруг, тот восторженный полёт сил, желаний и возможность поделиться этим с другими, остались навсегда в моей памяти.

Со временем, многие из тех, кто работал на радиостанции «Фермата», оказались на «Радио 5» - перебрались с «чердака» в помещения трибуны стадиона «Кубань». Это К. Сачли, Г. Нечаев, В. Гапоненко, М. Макарова. Кстати Маша Макарова ещё участвовала в фестивале-конкурсе «Лестница в небо», гитаристом и вроде аранжировщиком у неё тогда был Юра Зайцев, а Сергей Кащеев снял её первый клип. На конкурсе она получила тогда третье место. Вот как продолжилась дружба с работниками «Радио 5».

В дальнейшем некоторые из них стали работать в фирменной тогда радиостанции «Европа Плюс», но дух первооткрывателей, первых наивных, на первый взгляд, радио проектов - «Фермата» и «Радио 5» - положил основу современной вещательной индустрии в крае.

5 июня 2020 года


Ваши отзывы, предложения, замечания пишите на электронную почту: автору сайта Виталию Васильевичу Гапоненко.

При цитировании информации, опубликованной на сайте, размещение активной ссылки или баннера «RETROPORTAL.ru» ОБЯЗАТЕЛЬНО!

Карта сайта Подробно о сайте Яндекс.Метрика      © RETROPORTAL.ru     2002 – гг.