RETROPORTAL.ru
© 2002 – гг.
Каталог музыкальных сайтов
Видеоархив «Retroportal.ru»
Эксклюзивные интервью
История Кубани и кубанского казачества
Ваши отзывы, предложения, замечания пишите по электронной почте: автору сайта Виталию Васильевичу Гапоненко.

При цитировании информации, опубликованной на сайте, размещение активной ссылки или баннера «RETROPORTAL.ru» ОБЯЗАТЕЛЬНО!

Карта сайта Подробно о сайте Яндекс.Метрика      © RETROPORTAL.ru     2002 – гг.


Александр Наумович Цфасман

Музыкант, пианист и дирижёр Александр Наумович Цфасман

Знакомство с коллекционером грамзаписей Борисом Вадимовичем Бронниковым подарило автору сайта «Retroportal.ru» не только интересное общение с увлечённым человеком, почти полвека вдохновенно собирающим давние грампластинки, но и позволило подготовить несколько эксклюзивных материалов для сайта. Один из них представлен на этой странице и посвящён жизни и творчеству Заслуженного артиста РСФСР, корифея советского джаза, Александра Наумовича Цфасмана.

В архиве Бориса Бронникова хранятся грампластинки музыканта, а также запись личной беседы с его сыном, Робертом Александровичем, сделанная осенью 2007 года. Для оформления этой страницы Борис Вадимович решил поделиться материалами из своего архива.

Александр Наумович Цфасман, музыкант, пианист, дирижёр - один из самых ярких и талантливых представителей отечественной музыкальной культуры. Многие, когда речь заходит об отечественном джазе, вспоминают оркестр Леонида Осиповича Утёсова, пользовавшийся огромной популярностью. Но дело в том, что первое выступление «Теа-джаза» Леонида Утёсова состоялось в Ленинграде, в саду отдыха, рядом с бывшим Аничковым дворцом, на Невском проспекте 8 марта 1929 года, что можно считать датой основания его оркестра, а «АМА-джаз» Александра Цфасмана был основан в Москве ещё в 1927 году. («АМА» - Ассоциация московских авторов, организация, субсидировавшая ансамбль.) Почти одновременно с коллективом Цфасмана в Ленинграде образовался оркестр под управлением Леопольда Теплицкого, что положило начало профессиональному джазу в СССР. Музыканты Цфасмана выступали в московском саду «Эрмитаж», а вскоре ансамбль пригласили в ресторан «Казино» на Триумфальной площади в Москве.

В 1927 году цфасмановцы первыми в СССР исполнили джазовую музыку по Радио, а год спустя первыми записали джазовую пластинку («Аллилуйя» - «Семинола»). Постепенно ансамбль Цфасмана по количеству участников разросся до оркестра.

«Аллилуйя»

(Винсент Юманс, аранжировка Александра Цфасмана)

АМА-джаз Александра Цфасмана

Этикетка первой грампластинки Александра Цфасмана с записью фоктрота «Аллилуйя»

С начала 30-х годов до 11 октября 1937 года Цфасман на грампластинках не записывался. В тот день, среди прочих, на диски попали танго «Расставание» («Утомлённое солнце») и фокстрот «Неудачное свидание».

«Неудачное свидание»

(Александр Цфасман - Владимир Трофимов)

Вокальное трио

8 января 1938 года на пластинках появился памятный многим фокстрот «Звуки джаза» («Быстрый танец» в «эпоху разгибания саксофонов»).

«Звуки джаза»

(Александр Цфасман)

В довоенный период джаз Александра Наумовича Цфасмана записал около 70 произведений, выпускавшихся массовыми тиражами на Апрелевском и Ногинском заводах грампластинок, в переписях и отпечатках с московских матриц в Ленинграде, на московской «Фабрике звукозаписи Всесоюзного Радиокомитета» («ФЗЗ») и фабрике «Говорящая бумага». В 1938 году на «ФЗЗ» вышла пластинка, на которой по-английски поёт сам Александр Цфасман.

Этикетка грампластинки Александра Цфасмана «Парень с юга»

«Парень с юга»

(Руби Блум, Гарри Вудс, аранжировка Александра Цфасмана)

Песней «Счастливый дождик» в предвоенные годы начинались футбольные матчи на московском стадионе «Динамо».

«Счастливый дождик»

(А.Цфасман - П.Бурыкин)

солист: Аркадий Погодин

Перед войной массовые записи джаз-оркестра Александра Цфасмана попали на так называемые «целлюлозные трёхслойные пластинки с художественной этикеткой» (как их именовали в «Каталоге грампластинок» 1940 года издательства «Наркомхоза» РСФСР).

Целлюлозная грампластинка с записью танго «Расставание» («Утомлённое солнце»)

«Расставание»

(Ежи Петерсбурский - Иосиф Альвек)

солист: Павел Михайлов

Записью оркестра Александра Цфасмана в октябре военного 1941 года было закончено массовое производство грампластинок в Москве. Но, начиная с марта 1943 года и до конца Великой Отечественной войны музыканты Цфасмана и он сам в качестве солиста, регулярно издавались в грамзаписи. Одна из интересных пластинок того периода - первый вариант знаменитой песни «Огонёк» (композитора Матвея Блантера) января 1944 года, исполненный солистом Большого театра Соломоном Марковичем Хромченко.

Этикетка грампластинки с песней «Огонёк»

«Огонёк»

(Матвей Блантер - Михаил Исаковский)

В послевоенные годы записи оркестра Цфасмана и самого Александра Наумовича выходили на патефонных дисках на 78 оборотов и на долгоиграющих пластинках «Апрелевского», «Ленинградского», «Рижского», «Ташкентского» заводов на 78 и 33 оборота в минуту. С оркестром Цфасмана в разные годы выступали Павел Михайлов и Михаил Михайлов; в мае 1941 года в Зелёном театре на «ВСХВ» («ВДНХ») с джазом А.Н.Цфасмана дебютировала юная Ружена Сикора, с которой он познакомился на гастролях в Новороссийске и пригласил в свой оркестр; 15 ноября 1944 года с оркестром впервые записался Иван Шмелёв; в разные годы на пластинках в сопровождении оркестра Цфасмана появились Аркадий Погодин (Аркадий Пиливер), Георгий Виноградов, Георгий Абрамов, Марк Бернес, Ефрем Флакс, Владимир Бунчиков, Владимир Нечаев, Сергей Лемешев, Надежда Казанцева, «звёзды» Московской оперетты Клавдия Новикова и Владимир Канделаки и другие исполнители.

«Спокойной ночи»

(Матвей Блантер - Людмила Давидович)

солист: Георгий Виноградов

Несколько грамзаписей с оркестром Александра Наумовича Цфасмана сделала и Клавдия Ивановна Шульженко...

Этикетка патефонной пластинки с записью танго «Прощальный луч»

«Прощальный луч»

(Аркадий Островский - Наум Лабковский)

Одна из незабываемых песен репертуара Клавдии Шульженко «Три вальса». Александр Наумович написал это произведение в содружестве с поэтами Виктором Драгунским и Людмилой Давидович. Песня год пролежала в ожидании внимания певицы. Шульженко, как никто, с особыми чувствами, эмоциями и непередаваемыми, только ей подвластными интонациями, раскрыла три возраста женщины - 17, 45 и 70 лет.

К сожалению, долгоиграющие пластинки на 78 оборотов начала 50-х годов сегодня встречаются редко, да и по качеству записи они не всегда были на должном уровне…

Этикетка долгоиграющей грампластинки на 78 оборотов (1952 год)

Записи Александра Наумовича с давних пор присутствуют в моей коллекции как на долгоиграющих, так и на патефонных пластинках, а джаз-оркестр под его управлением впервые услышал в 11-летнем возрасте, на патефоне, с бабушкиной пластинки. Это была «Песенка дятла», записанная в 1944 году, достаточно известное и популярное произведение итальянского композитора Эльдо ди Лаззаро. В пластинке от центра к краю была трещина, потому и стучала она нещадно… в такт постукиванию дятла, мастерски изображаемого оркестром… Прошло несколько лет; моё пластиночное собрание понемногу расширилось и качественно улучшилось; постепенно от «запиливания» пластинок на патефоне я перешёл к радиоле, а потом и к хорошему проигрывателю, и, конечно же, «Песенка дятла» нашлась со временем в превосходной сохранности, как и её «оригинал».

«Песенка дятла»

(Эльдо ди Лаззаро)

Фонографическое наследие А.Н.Цфасмана весьма объёмно. Конечно, не все его пластинки выходили большими тиражами (да не все и были изданы по разным причинам), но могу отметить, что наилучшие его записи на сегодняшний день у меня присутствуют; в том числе, весьма интересная пластинка «Мелодии» под названием «Александр Цфасман; Встречи и расставания» с записью концерта в Колонном зале Дома союзов 9 декабря 1956, приуроченного к 50-летию музыканта и 40-летию его творческой деятельности, что не было официально объявлено, но о чём знали друзья, знакомые и почитатели его таланта, собравшиеся в тот памятный вечер…

Грампластинка с записью концерта А.Н.Цфасмана 9 декабря 1956 года

В один из приездов на день рождения на дачу, в Загорянку, к известному певцу Михаилу Васильевичу Михайлову, о котором я уже рассказал на одной из страниц сайта «Retroportal.ru», за праздничным столом я познакомился с импресарио Майей Кочубеевой, имевшей отношение к организации концерта к 100-летию А.Н.Цфасмана в Колонном зале Дома Союзов. Непосредственно при её помощи я попал на тот юбилейный концерт 19 декабря 2006 года и, таким образом, побывал, наконец, в знаменитом историческом зале…

Б.В.Бронников на концерте к 100-летию А.Н.Цфасмана в Колонном зале Дома Союзов

Да, именно в Колонном Зале в декабре 1939 года проходил I Всесоюзный конкурс артистов эстрады; в этом зале 10 апреля 1976 года состоялся памятный многим, Юбилейный концерт Клавдии Ивановны Шульженко… Я знал, что на концерте в честь 100-летия Цфасмана присутствует его сын Роберт, и в антракте был представлен Роберту Александровичу лично. Мы обменялись телефонами, и я выразил надежду на личную встречу, ибо хотелось узнать от сына великолепного музыканта что-нибудь о жизни и творчестве его знаменитого отца; к сожалению, подробных сведений о Цфасмане ни в Интернете, ни в печатных источниках на тот момент практически не содержалось…

12 октября 2007 года я побывал у Роберта Александровича Цфасмана в гостях. Как и в случае с Михаилом Васильевичем Михайловым, я захватил с собой диктофон, и наша беседа, с согласия хозяина дома, была записана на кассету, и основа того, что Вы сейчас прочтёте, - содержание той самой записи…

Борис Вадимович Бронников в гостях у Роберта Александровича Цфасмана

Роберт Александрович Цфасман окончил филологический факультет МГУ имени М.В.Ломоносова, после чего два года работал преподавателем русского языка и литературы в школе села Нердва Пермской области. Вернувшись в Москву, был корректором в издательстве «Наука», а в 1965 году перешёл в Агентство печати «Новости» (ныне - РИА «Новости») в редакцию журнала «Soviet Life» («Советская жизнь»), издававшегося на США. В этом журнале проработал около 30 лет. Начал внештатным корреспондентом, а в 1988 году стал его главным редактором. Р.А.Цфасман занимался и переводами с английского языка. Под его руководством в 1985 году в АПН вышел альбом «По СССР» на русском, английском и французском языках; в 1 номере научно-популярного журнала «Человек» за 2006 год опубликована его статья «Унесённые джазом».

Альбом «По СССР». Составитель Роберт Цфасман. Издательство АПН. Москва, 1985 год.

Полное руководство «Баскетбол», перевод с английского Роберта Цфасмана. Издательство «АСТ». Москва, 2006 год.

Я похвастался Роберту Александровичу купленными в тот день патефонными пластинками, на что он ответил, что они хрупкие, и очень много он разбил, будучи студентом, когда брал пластинки у «папаши». А отец этого не замечал, ибо «был не очень наблюдательный, в своих каких-то мыслях»…

Однажды Роберт пришёл домой со студенческой вечеринки в сильном подпитии, «лыка не вязал», что заметила пришедшая случайно соседка, а отец даже не обратил на это внимание… Но сына Цфасман воспитывал строго; при случае мог и «руку приложить», хотя, как вспоминал Роберт Александрович, «…ручка у него была небольшая; он меньше ростом меня был, такой спортивный; бегал неплохо, в теннис играл, не курил; проводил время на воздухе и последние лет 15 вообще не работал, а розы разводил. А вскрытие показало, что все сосуды, ведущие к сердцу, были известкованы… Он вдруг неважно себя почувствовал; на даче в медпункт пришла сестра и сделала укол, но оказался инфаркт. Потом выписали его, посидел дома; поехал в санаторий, и в последний день снова приступ, и это-как на роду написано… А есть люди, не соблюдающие никакой режим, и нормально живут…» Я спросил Роберта Александровича, настаивал ли отец на его музыкальном образовании?.. - «Мы жили в общей квартире, где стоял рояль, - вспоминал Роберт Александрович. - Папаша надавливал на клавишу просил спеть этот звук, а я нарочно пел не то… Он хлопал меня по морде, а я забивался под рояль… Так и не учили. А зачем?.. Если у тебя есть талант, он должен проявиться…»

Александр Наумович Цфасман с сыном Робертом

Вспоминал Роберт Александрович и о вредных привычках в молодости: «Когда учительствовал в школе, перешёл на “Беломор” - удобнее держать его в зубах, а лопатой махаешь, - снег счищаешь. Это в Пермской области было. Но ученики иногда где-то и как-то проказничают… Село, в котором работал, находилось километрах в 80 от дороги. Но хорошая библиотека; ученики хорошие были. Тогда не было хулиганства: ну вертится он на уроке, - все его погрешности… Но когда я учился в школе после войны, там тоже происходили “случаи”. Однажды в 8 классе гирю опустили на голову географичке…»

О выборе будущей профессии Роберт Александрович вспоминал так: «Когда в школе учился, и не знал даже, кем буду. Думал, может кинооператором; увлёкся фотографией, книжки читал. А папаша говорит: “Во ВГИК блат надо иметь. У меня там блата нет, а ты с твоим характером (имея ввиду что я человек не очень энергичный; не умею расталкивать кого-то, так как я тихий человек по натуре), ты будешь всю жизнь носить камеры осветительные, а снимать будет кто-то другой, а ты будешь ему помогать вроде носильщика…” А потом мой одноклассник пошёл на “день открытых дверей” в Университет на филологический факультет, а у него там дядя работал преподавателем. И меня взял, а сочинения я хорошо писал: преподаватель-литератор в школе был очень хороший, прогрессивный парень молодой. Но с первого года я не попал; не добрал баллов… А после Университета нас распределили всех в школу в Пермскую область, но поехали не все, человек тринадцать; в том числе, и я. Потом, через год, кто-то вернулся обратно, а я пробыл два года. А вот мой приятель из группы там женился и сейчас занимает большой пост в МИДе - начальник всех российских школ, которые работают за рубежом… Вернулся в Москву, устроился корректором в издательство, ну а там такая скучная работа, тихая. А родители Владимира Познера (советский, российский и американский журналист и телеведущий, радиоведущий) были нашими соседями по дому; наши родители дружили, и Володька пригласил в АПН, к ним работать. Я по наивности из издательства уволился, а там места не оказалось. Он сказал придти работать внештатно. Я ходил каждый день, не получая зарплату. Из впечатлений деревенской жизни написал пару рассказов. Они понравилось главному редактору, а через год освободилось место, и меня взяли редактором.»

Далее Роберт Александрович рассказал следующее: «Жена моя Тамара - переводчик с немецкого и многие годы подрабатывала в “Москонцерте” с делегациями музыкантов и с импресарио оперных театров.»

В комнате Роберта Александровича стоял рояль, но оказалось, что рояль самого А.Н.Цфасмана, красного дерева, фирмы «Бехштейн», остался в квартире, в доме одного из первых московских кооперативов «Мастера эстрады», постройки 1947 года у Белорусского вокзала.

Борис Бронников в гостях у Роберта Цфасмана с оригинальным клавиром Александра Цфасмана

Некоторые предметы мебели Александра Цфасмана стояли в квартире сына: письменный стол, диван, кресло. «Мы легко к этому относимся; к вещам равнодушны», - сказал Роберт Александрович.

Александр Наумович Цфасман у рояля

Как известно, в последние годы Александр Наумович много времени проводил на даче. Роберт Александрович рассказывал: «Отец построил дачу в 30 километрах от Москвы. В 1956 году купил участок. Стройматериалы были дёшевы, но негде было их достать; только связи нужны были; денег больших это не стоило. Добираясь до дачи нужно было сперва доехать до “Филей”, а там на электричке полчаса до станции, и ещё 4 км на автобусе. Но от природы почти ничего не осталось; всё застроено коттеджами “новых русских”. Раньше можно было свободно проехать на Москва-реку, а сейчас нельзя это шоссе перейти из-за потока машин…» Знаменитый музыкант стал настоящим фанатом цветов; коллекция роз у него была богатейшая. Александр Наумович тратил на любимые розы весьма солидные суммы и любил рассказывать о своих приобретениях. Но сегодня от роз на даче ничего не осталось; без хозяина они не выжили…

Роберт Александрович вспоминал: «Когда отец работал, я старался не мешать. Только супруга, заходила; с ней музыкант советовался, хотя она не имела никакого музыкального образования. Ксения Григорьевна Кухтина, моя мачеха, окончила класса четыре, потом случилась революция; затем она окончила балетную школу при Большом театре и её даже брали в Большой театр, но она пошла в “Мюзик-холл”, а когда вышла замуж за отца, перестала танцевать и стала домашней хозяйкой. Потом горевала и говорила: “Сонька Головкина (артистка балета и балетный педагог; Народная артистка СССР) училась со мной в балетной школе и сейчас директриса балетной школы, а я никто - домашняя хозяйка…” Но у неё был очень хороший вкус, хотя теоретически она была не очень образованный человек. А вкус у неё был потрясающий в музыке, в живописи, в литературе, и она очень повлияла на отца даже в одежде: после приезда из Горького отец одевался громко, вычурно, и она ему привила, что не надо так выдрючиваться, а поспокойнее и как-то его облагородила…»

Александр Наумович Цфасман за работой

К счастью, в период космополитизма Цфасмана не посадили. Композиторов не трогали, хотя было Постановление о Д.Д.Шостаковиче. К большому сожалению, на киноплёнке игра Александра Наумовича Цфасмана практически не зафиксирована (уникальная запись из собрания Гостелерадиофонда России, запечатлевшая игру Александра Цфасмана на рояле, представлена на этой странице ниже).

Как ни странно, друзей среди композиторов у А.Н.Цфасмана было мало. Он играл в теннис с учёным-физиком А.М.Прохоровым и поэтессой А.Л.Барто.

Книга издательства «Музыка», вышедшая к 100-летию А.Н.Цфасмана

Александр Наумович был не очень общительный, домосед, тихий человек.

Младшая его сестра окончила Московскую Консерватории как пианистка, но не была знаменитой; она вернулась в Горький и работала концертмейстером в филармонии. Её дочь Марина, двоюродная сестра Роберта Александровича, тоже окончила Московскую Консерваторию; довольно способная пианистка, но на 5 курсе вышла замуж за болгарина, который учился во ВГИКе, и уехала в Софию в 1969 году; преподавала в Софийской Консерватории; выступала с концертами. У неё была масса учеников, а муж снимал фильмы. Супруг сестры примерно лет на пять был младше Роберта Александровича.

Как вспоминал Роберт Александрович, в последние годы жизни Александр Наумович писал музыку, пьесы для фортепиано и жил на авторские отчисления от исполняемого; в деньгах не нуждался. Роберт Александрович говорил: «Отец часто сетовал на пошлость в эстрадной музыке. Когда папаша играл, был худсовет из знаменитых музыкантов, который бы не пропустил ни одного халтурщика. Когда записывали, там нельзя было компьютером поправить. Сбился один музыкант, - снова переписывать надо…»

На концертах знаменитого «папаши» сын бывал редко; слышал отца на гастролях в Перми, а супруга никогда не ходила на его концерты и на юбилей, вечер памяти, устроенный «Союзом композиторов» в 1973 году, тоже не пошла. Из родственников присутствовали только Роберт и его сестра.

Когда Александр Наумович умер, Ксения Григорьевна убрала на даче со стен его фотографии, хотя их и было немного, но жена Роберта Тамара всё это восстановила…

Прощаясь, Роберт Александрович передал мне небольшую книжку о своём отце, вышедшую при его участии в издательстве «Музыка» в 2006 году. На память на первой странице осталась дарственная надпись Роберта Александровича. По причине весьма скромного тиража (1000 экземпляров) это издание практически невозможно было достать в московских книжных и музыкальных магазинах, поэтому считаю, что мне весьма повезло: нигде более я не смог узнать столько интереснейших подробностей и моментов из жизни великолепного музыканта.

Автограф Роберта Александровича Цфасмана

Из подаренной книги я узнал, что Александр Наумович Цфасман родился в Запорожье (Александровске) 14 декабря 1906 года. Александр Наумович вспоминал: «Отец мой очень любил музыку и играл по слуху на скрипке. Я начал учиться музыке с семи лет: сначала на скрипке, но после двухмесячных занятий оставил скрипку и через два года стал учиться на фортепиано. В конце 1917 года наша семья переехала в Нижний Новгород, где я поступил на фортепианное отделение Музыкального техникума по классу С.Г.Тиграновой. Многим я обязан Александру Алексеевичу Касьянову, у которого проходил гармонию и инструментовку».

Александр Наумович Цфасман - кумир миллионов

Семья музыканта, как рассказал Роберт Цфасман, оставила Запорожье по причине еврейских погромов. В 1923 году Александр Цфасман из Нижнего Новгорода переезжает в Москву; в 1925 году поступает в Московскую Консерваторию и в 1930 году оканчивает её с золотой медалью по классу фортепиано у профессора Феликса Михайловича Блуменфельда.

После окончания Московской Консерватории Цфасман стал одним из лучших советских пианистов. Жил музыкант на Сретенке, в одной из комнат большой квартиры, когда-то принадлежавшей зубному врачу М.Б.Мессереру, а тогда там проживала его внучка - знаменитая балерина Майя Михайловна Плисецкая. В своей автобиографической книге «Я - Майя Плисецкая» балерина вспоминала: «Все комнаты распределялись между взрослыми уже, дедушкиными детьми. Лишь в самой последней обитал пианист-виртуоз Александр Цфасман. Он окончил Московскую Консерваторию с медалью, но, помешавшись на входившем тогда в моду джазе, пустил классику побоку… Всегда через длинный коридор пробирались к нему обожавшие его девицы…»

На рубеже 20-х - 30-х годов Цфасман испытывает определённый творческий кризис; его охватывает чувство неудовлетворённости исполнительским уровнем музыкантов, и он меняет род занятий: работает тапёром в немом кино; становится концертмейстером Хореографического училища Большого театра, где знакомится с Игорем Моисеевым. По просьбе Моисеева Цфасман написал для ставившегося в Большом театре балета Андрея Арендса «Саламбо» несколько оригинальных и эффектных номеров, которые украсили постановку. Успех балета благотворно сказался на композиторской деятельности Александра Наумовича.

Александр Цфасман весьма требовательно относился к своим музыкантам, а также к их внешнему виду на сцене. Сам на концертах выступал во фраке и пользовался огромным авторитетом в своём коллективе. Однако, не всё давалось легко… «Во все времена даже самые выдающиеся композиторы в начале своего творчества испытывали значительное влияние своих учителей и близких им по духу художников, что творили до них, - вспоминал Александр Цфасман. - Когда у нас в стране народился джаз, не было ничего удивительного в том, что музыканты заимствовали зарубежный опыт, учились по пластинкам, списывали нота за нотой заграничные партитуры. Ведь мы шли буквально по целине! Я помню рецензию о нашем джазе в американском журнале “Variety” в начале 30-х годов: “Если учесть, что русские учатся только по граммофонным пластинкам, то надо признать: они делают чудеса!”»

«Мерцающие звезды»

(Хоги Кармайкл)

Оркестр Александра Цфасмана играл не только инструментальные произведения. Функции оркестра сводились не только к аккомпанементу: сперва тема излагалась в оркестровом звучании, затем вступал вокалист, а потом снова оркестр, и так могло повторяться, то есть, певец как бы играл роль солирующего инструмента, а завершалось исполнение оркестровым финалом.

Среди популярных записей джаз-оркестра А.Н.Цфасмана 30-х годов «Последний летний день», «Я в хорошем настроении» и другие.

«Последний летний день»

(Александр Цфасман)

В 1939 году Александр Наумович Цфасман возглавил джаз-оркестр Всесоюзного Радиокомитета (ВРК), сменив на этом посту Александра Владимировича Варламова, и руководил им до марта 1946 года. В том же, 1939 году, состоялась первая джазовая телепередача с участием оркестра А.Н.Цфасмана.

На гастролях в Ленинграде Александр Цфасман познакомился с Гертрудой Грандель, американкой, приехавшей в СССР в 1930 году и окончившей в 1935 году Ленинградскую Консерваторию по классу ударных инструментов. Вскоре они поженились и какое-то время жили в Москве на Сретенке, а перед войной - на Беговой улице, в доме №24, построенном для сотрудников московского ипподрома, в надстроенной его части, в квартире, которую Цфасман получил уже будучи руководителем оркестра Всесоюзного Радиокомитета (в том же доме жил и уже известный тогда певец Георгий Павлович Виноградов).

Гертруда Грандель (первая супруга А.Н.Цфасмана)

На новоселье у Цфасмана организовали фуршет, что было тогда в новинку: гости не сидели за общим столом, как это было принято; маленькие бутербродики-тосты располагались повсюду, в том числе, и на крышке огромного рояля, который занимал значительную часть комнаты; подавали шампанское…

В 1939 году у супругов родился сын Роберт. Но брак просуществовал недолго… Гертруда вышла замуж за американского дипломата, работавшего в Москве, и позднее родила от него дочь Мэри (по пути в Америку, ещё на территории СССР). Уже шла война, и Гертруда хотела уехать, но в НКВД ей заявили, что с ребёнком не выпустят; у неё была обратная виза в Америку, и она уехала, а Роберт остался с отцом. После развода с Гертрудой Цфасман женился на Ксении Григорьевне Кухтиной. Роберт Александрович вспоминал: «Мои одноклассники, а затем и однокурсники мне завидовали, что у нас в доме весело, приходят всякие знаменитости, и с утра до вечера гремит джаз. Но мне приходилось терпеливо объяснять, что домашняя обстановка у нас близка к спартанской. Отец в какой-то степени вёл светскую жизнь, но назвать наш дом открытым можно было с натяжкой. Собиралась пару раз в год компания преферансистов, среди которых выделялся избегавший… литературных выражений и вечно дымящий «Беломором» кинорежиссёр Иван Пырьев. Бывали в гостях Игорь Моисеев, Сергей Образцов и другие известные люди. Что же касается джаза, то отец гораздо чаще играл в свободное время Рахманинова».

Ксения Кухтина (вторая супруга А.Н.Цфасмана)

После начала войны Цфасман спустился в убежище только однажды, 22 июля, во время первой бомбёжки Москвы, а потом присоединился к соседям, собиравшимся в общей передней. Туда вытащили пианино, и во время воздушной тревоги Александр Наумович наигрывал свои блистательные джазовые импровизации. Они заглушали звуки взрывов и вой сирены, отвлекая от того, что происходило вокруг. Иногда в переднюю приходила и его супруга.

Оркестр не расформировали, а звакуировали в Куйбышев; 22 марта 1942 года пришло предписание от имени Политуправления РККА выехать на Центральный фронт. За пять дней до этого у Цфасмана случился приступ аппендицита, и ему сделали операцию. Но Александр Наумович поехал на фронт с ещё не снятыми швами. Швы сняли в первой воинской части, где выступал оркестр, а в каждой следующей части делали перевязки. Передвигались на грузовиках-полуторках с сеном; музыканты лежали вповалку, по дороге трясло ужасно, но все пять месяцев Цфасман был рядом со своими музыкантами. Оркестр выступал под Вязьмой, Калугой, Смоленском… Концерты проходили в прифронтовой полосе, на лесных полянах; в основном, играли советские песни. Выезжали и на передовую; одевались в маскхалаты и играли прямо в окопах, разбиваясь на группы по 3 - 5 человек. Поскольку на фронт нельзя было взять рояль или пианино, Цфасману пришлось осваивать аккордеон. После концертов бойцы подходили очень довольные; многие со слезами на глазах… Дважды музыканты чуть не погибли и спаслись чудом…

После окончания войны А.Н.Цфасман с женой и сыном какое-то время жил в гостиницах, а позже получил квартиру на 1-ой Мещанской улице (ныне Проспект Мира).

Летом 1945 года в Большом зале Московской Консерватории состоялся концерт американской музыки. Большой симфонический оркестр под управлением дирижёра Большого театра Николая Голованова исполнил советский и американский гимны; затем в первом отделении прозвучала симфония Аарона Копленда, а во втором - «Рапсодия в стиле блюз» Джорджа Гершвина; партию фортепиано исполнил Александр Цфасман. Успех был грандиозный. «Джаз, кажется, победил», - сказал после концерта Александр Наумович.

В послевоенное время ЦК партии принял ряд постановлений по вопросам литературы и искусства, призывавших вести непримиримую борьбу с буржуазной идеологией, безыдейностью, проявлениями формализма в литературе и в искусстве, и 15 июня 1946 года Цфасман оставил джаз-оркестр ВРК, с которым проработал семь лет, пройдя сквозь фронтовые годы; оркестр, ставший ему буквально родным. В докладной записке на имя председателя Радиокомитета говорилось: «…освобождение Цфасмана приведёт к оздоровлению оркестра, а также к тому, что мы, наконец, освободим оркестр от увлечения западным джазом, без которого Цфасман немыслим…»

«Здесь вы в казарме»

(Ирвинг Берлин - Самуил Болотин, Татьяна Сикорская)

солист: Ефрем Флакс

В принципе, уходу Цфасмана послужили две причины: во-первых, наравне с джаз-оркестром Цфасмана уже работал эстрадный оркестр Всесоюзного Радио под управлением Виктора Николаевича Кнушевицкого, и оркестр этот играл «то, что надо»; и, во-вторых, Цфасман поругался с начальником музыкального отдела Радио, которому он подчинялся; тот сделал ему внушение в резкой форме, а Цфасман хлопнул дверью и ушёл. Александр Наумович понял, что не сможет дальше работать под таким командованием и делать то, что считает нужным и правильным. Постепенно оркестр «растащили», - кого куда (значительная часть цфасмановского джаза перешла в оркестр под управлением А.Шульмана; музыканты выступали в московском ресторане «Метрополь»), а потом слово «джаз» исчезло на долгое время… Джаз-оркестры были переименованы в эстрадные, и власти строго следили за их репертуаром: под запрет попали танго, фокстроты, румбы; началась борьба со всем западным, и в орбиту гонений попала «не наша», заокеанская музыка. Усиленно пропагандировались «бальные танцы»: па-де-грасы, па-де-патинеры и другие…

В 1949 году на экраны страны вышел фильм Григория Александрова «Встреча на Эльбе» с музыкой Дмитрия Шостковича. В фильме есть эпизоды, изображающие, как американские военнослужащие весело проводят время в баре под музыку джаз-оркестра. Для записи этой музыки Дмитрий Дмитриевич Шостакович пригласил Александра Наумовича Цфасмана в качестве пианиста и дирижёра.

Любовь Орлова, Эраст Гарин, Дмитрий Шостакович... Разучивание песен из фильма «Встреча на Эльбе»

В 1951 году Дмитрий Шостакович написал для кинофильма «Незабываемый 1919 год» музыку в форме фортепианного концерта, исполнение которого требовало виртуозной пианистической техники, и Александр Цфасман с блеском исполнил это произведение по просьбе самого автора… (Кстати, ещё в 1936 году Цфасман принял участие в озвучании фильма Григория Александрова «Цирк»: в эпизоде «танца Мэри на пушке» в исполнении Любови Орловой звучит его соло на рояле.)

Можно утверждать, что Александр Цфасман поддерживал дружеские отношения и с прославленным Леонидом Утёсовым. Репертуар друг друга они не заимствовали, а однажды, 1 июня 1946 года, два великих музыканта встретились в грамзаписи. На одной стороне пластинки появилась песня «Домик на Лесной» Никиты Богословского на слова Наума Лабковского, а на другой - «Когда проходит молодость» Владимира Сорокина на слова Алексея Фатьянова. С песней «Когда проходит молодость» на записи произошла заминка: Цфасман сыграл вступление, а Утёсов расплакался… Александр Наумович вспоминал об этом случае не без гордости…

Марк Фрадкин, Александр Цфасман, Леонид Утёсов, Исаак Любан (1950-е годы)

«Когда проходит молодость»

(Владимир Сорокин - Алексей Фатьянов)

К друзьям Александра Наумовича Цфасмана можно отнести и композитора Никиту Владимировича Богословского. Богословский дарил Цфасману рисунки, до сих пор украшающие стены его дачи, а однажды Богословский, мастер всяческих шуток, Цфасмана разыграл… В начале 50-х годов в редакции свердловской областной газеты «Уральский рабочий» организовали встречу этих двух известных композиторов, приехавших по делам на Свердловскую киностудию. «Зачем нам приезжать вместе, - сказал Никита Владимирович, - мы слышали друг друга много раз. Давайте так: завтра в 17 часов приду я, а Вы подойдёте к 18-ти; минут 15 - на перерыв». На следующий день в переполненный зал редакции ровно в пять вечера вошёл моложавый круглолицый блондин, сел к роялю и представился: «Я - Александр Цфасман. Родился…учился…работал…» Изложив кратко биографию, сел за рояль и начал играть песни и пьесы, сопровождая их остроумными комментариями. Закончив играть, ответил на вопросы, но как-то подозрительно часто посматривая на часы. Ровно в 17:45 композитор простился и быстро ушёл. После перерыва, ровно в 18:00, в зал вошёл красивый брюнет среднего роста, подошёл к роялю и начал: «Я - Александр Цфасман. Родился-учился-работал…» Слушатели сперва замерли в недоумении, а потом начали неистово хохотать. Цфасман стал себя оглядывать, предполагая непорядок с одеждой, но хохот продолжался. Александр Наумович пожал плечами и хотел сложить ноты, собираясь уйти. Но тут к нему подбежали, чтобы объяснять ситуацию. Цфасман сперва ничего не мог понять, но потом догадался: «А, так это шуточки Никиты! О чём же мне теперь рассказывать, если вы уже всё про меня знаете?»- «О Богословском!»- закричал зал. И Цфасман стал рассказывать о творчестве Никиты Богословского…

В трудные для джаза времена Александр Цфасман «переключился» на симфоджаз и фортепианные произведения. В 50-е годы, кроме работы с оркестром эстрадного театра «Эрмитаж», он собрал небольшой инструментальный ансамбль, с которым записал такие произведения, как «Весёлый вечер», «Я люблю танцевать», «Всегда с тобой», «Танцующие пальцы». Пьеса А.Н.Цфасмана «Ожидание» в записи 1953 года звучит в одной из сцен фильма-мелодрамы режиссёра Владимира Меньшова «Москва слезам не верит» (1979); события в фильме начинаются в Москве именно в 50-е. Сам Александр Наумович также писал музыку и песни для кино. С его участием созданы фильмы «Весёлые звёзды» (1954, в соавторстве с Исааком Осиповичем Дунаевским), «Секрет красоты» (1955), «За витриной универмага» (1956) и другие.

«Ожидание»

(Александр Цфасман)

Фокс-марш из кинофильма «За витриной универмага» стал музыкальными позывными одной из известнейших программ на советском телевидении «Музыкальный киоск», впервые вышедшей в эфир в 1960 году. (Идею передачи предложил режиссёр-документалист Алексей Габрилович. В течение 35 лет бессменной ведущей «Музыкального киоска» была Элеонора Беляева. В 1995 году передача была закрыта. Спустя 10 лет, в середине 2000-х годов, программа «Музыкальный киоск» некоторое время выходила на канале «Культура».)

Фокс-марш из кинофильма «За витриной универмага»

(Александр Цфасман)

В 60-е годы, когда железный занавес приоткрылся, Александр Цфасман, наконец-то, увидел мир: в качестве члена жюри Международного джазового фестиваля несколько раз ездил в Варшаву; туристом побывал в Англии, Шотландии, Италии и скандинавских странах.

Александр Наумович Цфасман всегда оставался ни на кого не похожим, самобытным исполнителем. «Пора, наконец, раз и навсегда установить законность джаза, - говорил он в одном из интервью газете «Советская культура». - Наша задача - поставить джазовую музыку на прочный профессиональный фундамент, «дать» ей консерваторский диплом, высшее образование.»

Конверт грампластинки фирмы «Мелодия» (1969 год)

В 1969 году у А.Н.Цфасмана случился инфаркт. После лечения в ЦКБ (Центральной клинической больнице) его выписали домой во вполне удовлетворительном состоянии; в конце января 1971 года Александр Наумович отправился в подмосковный санаторий, но последний день пребывания в санатории, 20 февраля 1971 года, оказался последним днём его жизни: он умер от внезапного сердечного приступа.

Сын Александра Наумовича Цфасмана, Роберт Александрович, ушёл из жизни на Рождество 2010 года по трагической случайности... В Нижнем Новгороде при музыкальном училище (бывшем Музыкальном техникуме, который окончил А.Н.Цфасман в 1923 году) готовилась «цфасмановская мемориальная комната» - они с супругой помогали в этом, как всегда…

Ушёл милый, скромный человек, отличный рассказчик, надёжный и профессиональный журналист АПН…

Мы и сегодня восхищаемся музыкой, созданной Александром Наумовичем Цфасманом - корифеем советского джаза. Я надеюсь, дорогие друзья, что Вы с интересом ознакомились с материалами этой страницы, и я очень рад, что таким образом удалось опубликовать в широком доступе информацию о прекрасном музыканте и почтить память его замечательного сына - Роберта Александровича Цфасмана.

Конверт грампластинки фирмы «Мелодия» (1974 год)

Творчество А.Н.Цфасмана в разные годы было широко представлено фирмой грамзаписи «Мелодия»:

  • «Александр Цфасман. Композитор, пианист, дирижёр, I и II альбомы» (1974, 1977)
  • «Встречи и расставания» (1986)

Серия «Антология советского джаза»:

  • «Первые шаги» (1984)
  • «Парад» (1985)
  • «Парад» (1985)
  • «Игра на пальцах» (1985)
  • «Мне грустно без тебя» (1986)
  • «Сядь со мною рядом» (1987)
  • «Подожди, постой» (1988)

Неоднократно издавались записи А.Н.Цфасмана на гибких пластинках и компакт-дисках.

Компакт-диск джаз-оркестра Александра Цфасмана

«Радостный день»

(Александр Цфасман)

Компакт-диск из серии «Память сердца», изданный в Чехии

«Карнавальный вальс»

(Александр Цфасман)


Борис Бронников, Виталий Гапоненко (январь - апрель 2019 года)

Сайт «Retroportal.ru» благодарит за активное содействие в подготовке публикации филофониста Бориса Бронникова (г. Курск). Все, кто неравнодушен к звучащему аудионаследию, кого влечёт поиск музыкальных раритетов, кому интересен обмен грамзаписями и информацией о кумирах былых времён, могут связаться с Борисом Вадимовичем Бронниковым по электронной почте:


Ваши отзывы, предложения, замечания пишите по электронной почте: автору сайта Виталию Васильевичу Гапоненко.

При цитировании информации, опубликованной на сайте, размещение активной ссылки или баннера «RETROPORTAL.ru» ОБЯЗАТЕЛЬНО!

Карта сайта Подробно о сайте Яндекс.Метрика      © RETROPORTAL.ru     2002 – гг.