Владимир Янке. Книга «Дыханье музыки»

Содержание   Об авторе   Отзывы о книге
Скачать первую версию книги (в формате pdf)
Скачать окончательную версию книги (в формате pdf)



ЧАЙКОВСКИЙ – МУЗЫКА  ЗАКАТОВ


Шестая симфония. «Патетическая»


Чайковский.
                          Музыка Закатов.
На шаг от Бога,
                                и на шаг от Беса,
Да на шажок от вечного вопроса,
Так что же все же я?
Я – воплощенье,
                                продолженье Бога?
Тогда от Дьявола во мне,
                                что воплощенье,
                                                                 продолженье?
                          Что же?
И почему играть берутся мною,
Все кто угодно:
                               Судьба,
                                               Бог,
                                                        Дьявол,
                                                                        Рок.
Определяет кто?

             Играть, иль не играть?

                                             -------

Рулетка русская,
                                  как русский перепляс.
Солист к солисту,
                                  да на стенку стенка,
На тонком звонком льду,
                                                    готовящем беду.
Здесь,
            выходя на круг,
                                            все знают загодя,
Что на круги своя
                                       возврата нет.
Лед хрупок.
                           Где под лед?
                                                        Кому?
                    Решать судьбе.
Рулетка русская,
                                  о, русский перепляс.
Пять из шести,
                              шесть минус пять,
Один всегда на взводе.
Ваше соло.
                     Тонок лед.
Болит висок.
                          Висок звенит.
ВертИтся старый барабан,
                                                  на взводе револьвер,
И холодок уже от приговора
                                                        у самого у виска,
У одного из всех,
                                  кто все-таки решился,
Взойти на круг,
                               скользнуть на лед.
Шесть минус пять.
                                      Пять из шести пусты,
Один всегда заряжен.
Есть шанс –
                          один к пяти,
                                                 пять к одному,
И это – шанс.

              Играть, иль не играть?

Конечно же, играть,
Ведь в прикупе
                              есть Музыка Закатов!
Но непонятно лишь одно,
                                                   все ж отчего
              Чайковскому расклад,

                     Шесть из шести.

                           Ни шанса!

            Только Музыка Закатов,
Да закулисно-недвусмысленный заказ,
Уход Чайковского
                                    есть непреложное
                                                                     условие
                                                                                  рулетки
                          Вашу мать!

              Играть, иль не играть?

                                             --------

Бог он един.
                         Един в своих твореньях.
В одних твореньях
                                      он безбрежен,
В других,
                  небрежен,
В третьих,
                  вовсе уж безбожен.
Прости, о Боже!
                              Но, только было
                                                             все же
                                                                         так.

Однажды,
                      заигравшись Музыкой Закатов,
Неловким жестом Божества,
Точнее,
                не без помощи подножки,
Изящной.
                     Дьявольской.
Но, что б там не случилось,
Один толкнул,
                           другой взял
                                                 опрокинул,
И накипь
                     Музыки Закатов,
Накатом красок и теней,
Неотвратимостью своей,
На душу мальчика легло,
Когда он в небо,
                                 да во все глазища,
Душою всей
                         на зов судьбы
                                                     из поднебесья,
                           Зов беды.
И босиком
                          по Млечному пути,
На тонкий
                          звонкий
                                               лед.
Вдогонку
                       за судьбой.
                                               Бедой.
И значит в «Патетической»,
                                                        Шестой,
Внахлест
                       на беды
                                           и судьбу,
На свет и тьму
                               придется…
Впрочем,
                       это всё
                                          потом.
Пока ж в ночнушке,
                                            босиком,
Годков пяти
                          или шести,
Рассветен,
                          легок,
                                            невесом,
Как в сон
                     по Млечному пути
Туда,
             где накипь
                                      Музыки Закатов.

                    Шесть из шести.
                    Шесть из шести.

Пройдет полвека
                                  и небесный писарь
                                                                       занесет
В стенограф свой –
                                      завершена
                                                          итоговая
                                                                          «Пиковая дама».
Что в этот самый миг,
                                            Чайковский на пути,
                                                                                     точней,
                              уже…
             Чайковский на рулетке.

                    Шесть из шести…

Вертится барабан,
И холодок уже от приговора
                                                            почти что у виска.
                                   Идет премьера.
                                  «Патетической».
                                           Шестой.
                                        Последней
                                    Звучит Адажио.
И хрупких скрипок строй,
                                                      мелодией простой,
По Млечному пути,
                                        на зов Судьбы,
                                                                       Беды.
На тонкий
                            звонкий
                                                   лед,
Где выходя на круг,
                                       ты знаешь загодя,
Что на круги своя
                                       возврата нет.
Лед хрупок.
                           Где под лед?
                                                       Кому?
                      Решать судьбе.

Болит висок.
                          Висок звенит.
И холодок уже от приговора
                                                         у самого виска.
У одного из всех.
                                  Он все-таки решился.
Взойти на круг,
                               скользнуть на лед.
На тонкий
                          звонкий
                                               лед.
Вслед за судьбой.
                                      Бедой.

                                   Идет премьера.
                                  «Патетической».
                                           Шестой.
                                    Звучит Адажио.
                       Адажио из Музыки закатов.

Шесть из шести.
                                  Шесть из шести.

                                              --------

А где-то милость каждому дана –
                                                                    Любовь и Музыка!
Она…
Но только вот в начале
                                                  все же
                                                                  было
                                                                                Слово.
                           И слово это было Бог!

                          Играть, иль не играть?

                         Решает все же не Судьба.

                          Есть поглавнее игроки.

                         Когда нет Бога в человеке,
                      Тогда играет в человеке Бог!






Петр Ильич Чайковский (Peter Tschaikowski). Портрет работы Николая Кузнецова. Изображение с сайта upload.wikimedia.org
Петр Чайковский
Портрет работы Николая Кузнецова

Пётр Ильич Чайковский (1840 – 1893) – русский композитор, пианист, дирижер, педагог, музыкально-общественный деятель, музыкальный критик, журналист.

В пять лет Чайковский начал учиться игре на фортепьяно, а через три года читал ноты не хуже своей учительницы. К девяти годам играл на фортепьяно как взрослый состоявшийся музыкант.

Вера в свое призвание у Чайковского была так сильна, что однажды, несмотря на свою врожденную скромность, он сказал брату: «С Глинкой мне может быть не сравняться, но увидишь, что ты будешь гордиться родством со мной».

К успеху и славе Чайковский шел медленно, последовательно, без сокрушительных драматических срывов и коллизий. Однако финансовые проблемы сопровождали его постоянно, пока Чайковского не взяла под свое финансовое покровительство Надежда Филаретовна фон Мекк – одна из богатейших женщин России, вдова крупного промышленника. Помощь с ее стороны, длившаяся почти четырнадцать лет, позволила композитору посвятить все свои силы композиторской деятельности. А меценатский поступок фон Мекк обессмертил ее имя. С фон Мекк Чайковский никогда не виделся. Их общение ограничивалось только перепиской.

По мнению многих источников, Чайковский имел гомосексуальные наклонности, причем испытывал по этому поводу глубокое чувство неполноценности. Боялся огласки, сплетен. В письме к брату он писал о своем решении жениться или вступить в открытую связь с женщиной и тем самым заткнуть рты сплетникам. И он действительно женился на бывшей консерваторской студентке Антонине Милюковой, младше его на 8 лет. Последствия оказались ужасными. Чайковский попытался покончить с собой, но, так и не сумев сделать этого, срочно уехал от жены. Затем он много лет обеспечивал Милюкову, но никогда более не встречался с ней; она умерла в преклонном возрасте, последние два десятилетия своей жизни проведя в приюте для умалишенных.

После катастрофического брачного эксперимента Чайковский окончательно примирился со своими «природными влечениями». Да, Чайковский создал целую галерею бессмертных женских образов, блистательную любовную лирику. Однако предметами его личной страсти, порой совершенно исключительной силы и протяженности во времени, были совсем другие персонажи. Некоторых из них с Чайковским связывали годы. Сохранились их письма и многочисленные фотографии, которые бережно складывались композитором в его личном архиве.

Чайковский работал во всех жанрах, но главное в его творчестве – симфонические произведения, а также оперы и балеты. Именно в них он ощущал себя, что называется, «как у себя дома», именно в них достиг блистательных высот.

Трудолюбие Чайковского было необычайным. Он не мог оставаться без работы, без творчества. Одна музыкальная мысль сменялась другой. Можно сказать, что творческий процесс на протяжении всей его кипучей тридцатилетней композиторской деятельности никогда не останавливался. Кроме этого, он был в переписке более чем с 600 корреспондентами. Бесчисленное количество людей знакомилось и общалось с ним в его поездках. И все же он постоянно стремился к одиночеству, делая все, чтобы спрятаться от суеты в творчество.

Он совершал многократные артистические поездки по России и за границей (в Германии, Франции, Англии, Америке), дирижируя своими операми и концертами, составленными из его произведений. Педагогическую деятельность композитор не очень любил, но, тем не менее, он пробыл профессором в консерватории в Москве 12 лет и написал учебник гармонии.

Среди сочинений Чайковского 10 опер, 3 балета, один скрипичный и три фортепианных концерта с оркестром, семь симфоний (шесть пронумерованных и симфония «Манфред»), четыре сюиты, хоровые, духовные произведения, романсы, музыка к спектаклям, симфонические увертюры и фантазии, фортепианные миниатюры и др.

Наследие Чайковского очень велико и неровно по качеству, и порой даже лучшие из его произведений имеют особенности, которые по сей день, вызывают скепсис у многих музыкантов. Ну и что с этого? Это никоим образом не влияет ни на мировую славу композитора, ни на его значение для мирового музыкального искусства.

«Завершена итоговая «Пиковая дама…» – перед началом работы над оперой Чайковский находился в подавленном состоянии, в чем он признавался в письме к композитору Александру Глазунову: «Переживаю очень загадочную стадию на пути к могиле. Что-то такое совершается внутри меня, для меня самого непонятное. Какая-то усталость от жизни, какое-то разочарование: по временам безумная тоска, но не та, в глубине которой предвидение нового прилива любви к жизни, а нечто безнадежное, финальное...».

Чайковский очень любил и высоко ценил свою оперу, называя ее шедевром. Она была написана в эскизах в течении сорока четырех дней во Флоренции. Успех оперы с первой же ее постановки, как и предвидел автор, был потрясающим.

Шестая симфония си минор (ор.74) – вершина, к которой Чайковский шел всю жизнь. Это – абсолютный Чайковский, это – его лебединая песнь, его исповедь, его верховное достижение. Пётр Ильич писал: «В симфонию я вложил без преувеличения всю свою душу».

Человек, Жизнь, Рок, Вызов, Борьба, Смерть – каждое слово с большой буквы. Это и есть фабула симфонии, финал которой, – редкий случай в мировой музыке, – завершается уходом пианиссимо в Никуда.

В начале 1893 года Чайковский приступил к завершающему этапу работы над Шестой симфонией си минор. Сочинение было прервано поездкой в Англию, куда Чайковский отправился для получения присужденной ему степени почетного доктора музыки в Кембриджском университете. Симфония была закончена в августе, а исполнена впервые под управлением автора в Петербурге уже 16 октября. Буквально накануне премьеры композитор дал симфонии подзаголовок Патетическая. Через девять дней Чайковского не стало. Умер Чайковский в Петербурге 25 октября 1893. Т.е. вся драматическая история создания шестой симфонии, получения мантии доктора и смерти композитора уложилась в восемь месяцев.

По основной доминирующей версии причиной смерти было то, что Чайковский заболел холерой, которой, как считали, он заразился, выпив стакан сырой воды.

Упорно держится и другая версия – самоубийство. В начале 90-х годов композитор оказался в центре очередного скандала, связанного с его личной жизнью и его гомосексуальными наклонностями. Не сумев развязать этот клубок трагических противоречий, он решился на добровольный уход из жизни. Подобно моцартовскому «Реквиему» последняя симфония должна была стать прощанием Чайковского с этим миром.

Существует и третья версия – самоубийство, но совершенное под давлением со стороны.

Четвертая версия – убийство, порой называется, но никем не исследована и всерьез не рассматривается.

Симфония посвящена его племяннику Владимиру Давыдову, которого композитор объявил наследником почти всего своего имущества. Человек, которому посвящена Шестая симфония, впоследствии тоже покончил жизнь самоубийством.

Критики и слушатели на премьере не оценили симфонию по достоинству, а точнее – совершенно не поняли ее. Безусловно, это стало сильнейшим потрясением для композитора, который считал данное произведение одним из самых главных своих сочинений.

Второй раз симфония прозвучала под управлением Эдуарда Направника уже в концерте памяти Чайковского. Имела грандиозный успех. Позже она вошла в репертуар всех выдающихся дирижеров 20-21 веков.

С 1958 в Москве проводится Международный конкурс имени Петра Ильича Чайковского.


www.classic-music.ru  (Чайковский – слушать)
www.belcanto.ru  (Чайковский – слушать)


В честь Чайковского назван кратер на Меркурии.


Предыдущая страница
252 - 258
Следующая страница

Лого-стихо-музыко-книга «Дыханье музыки». «Книга создана при содействии случайностей, необъяснимостей, странностей, а также благодаря благосклонности Высших сил и Судьбы. Коим я и благодарен», пишет автор книги калининградский музыковед Владимир Янке.

Электронная версия книги Владимира Янке «Дыханье музыки» (Ассоциации), 2011 год, опубликована на музыкальном сайте «РЕТРОпортал.ру» с одобрения и разрешения автора.

Основу книги Владимира Янке «Дыханье музыки» составляют стихи и эпизоды, написанные в разные годы жизни. Окончательно монтировалась и дорабатывалась книга на переходе нулевых годов в десятые 21 века.

Автор благодарит создателей и участников Википедии, часть изображений из которой использованы в данной книге. Как, впрочем, и отдельные уточняющие факты.

Яндекс.Метрика