Владимир Янке. Книга «Дыханье музыки»

Содержание   Об авторе   Отзывы о книге
Скачать первую версию книги (в формате pdf)
Скачать окончательную версию книги (в формате pdf)



ЛЮДВИГ  ВАН  БЕТХОВЕН

(СИМФОНИЯ  СУДЬБЫ)


Так судьба стучится в дверь
Л.В. Бетховен

ИНТРОДУКЦИЯ


Есть сопряженье нот,
                                             как притяженье звезд,
Как перекрутье рук,
                                             как перегубье губ,
Как взбешенная бешь –
                                             наотмашь
                                                                  по виску.
На связках стынет хрип,
                                             на бронхах сип хрипит,
Как струны рвутся нервы.

И гулко в памяти синкопы –
                                                           …Первый.
                                                                         …Первый!
                                                                                       …Первый!


АДАЖИО


Ты с самого начала
                                           чувствовал, что – Первый!
И продираясь к звездам,
                                                пальцы в кровь поря,
Лишь изумлялся,
                                  отчего ж не слышат?
Не слышат почему?
                                       Когда на перепеве – До-Си-До,
Пассаж ложится точно во…
                                                      Во что?
Не знаю, как у вас в словах,
                                      но в музыке
                                                     ложиться точно «Во…»,
О, Господи, но почему
                                      всегда,
                                               всем,
                                                      всё на пальцах разъяснять,
Когда и без того все ясно.

Звонко и легко
                               пассаж ложиться точно «Во…»,
В моё безумие.
                               Безумие моё.
                                                          Чего же Вам еще?

                               Вам, что ещё!?

_ _ _


                               Предчувствуй и ломись!
Сквозь звезды,
                         тернии,
                                    сквозь порки,
                                                          пальцы,
                                                                      сбитые до – Ах!
Ведь только так
                         ты что-то сможешь,
                                                          скажешь,
                                                                        станешь Первым.
Ведь, надо лишь чуть-чуть,
                                                        чуть–чуть…
                                                                                  И вот!
И вот,
            ты на обочине выхаркиваешь кровь,
Но ухмыляешься,
                                   ведь рядом кто-то бил крылом.
Не рядом,
                  над тобой.
                                     Как осенял,
                                                          иль о-си-ял,
                                                                               простер крыло.
Да черт с ним,
                            лучше б проклинал,
Но приоткрыл бы то,
                                          что там –
                                                             за горизонтом.

                                         Туда ж бежал.

                    Да и Концерт ведь вроде бы про то,
                       Ведь я ж его про горизонт писал.


СКЕРЦО-РОНДО


А боль по позвоночнику придет
                                                               гораздо позже.
Позже
             скользнет наветрием Джульетта
                                                                              Гвиччарди.
Выльется в сонату.
Предгрозовым удушьем –
                                                     вал «Девятой»,
Той самой,
             что потом для миллионов
                                             эквивалентом станет миллионов.
А дальше – больше.
                                        Больше – дальше.
Но к тридцати:
                               - Где? С кем живешь?
                               - Ни с кем… Я знаете ль, с роялем.
Так и пошло:
                           «Роялен.
                                             Весьма неряшлив.
                                                                                  Пошл.
                               Но, гениален!»
И это в Вене,
                     где первым быть – быть первым в мире.
О, Людвиг,
                     как же поздно понял ты,
                                                                 что мир безмирен.
Мир безмерен.
                         Мир внемерен.
                                               Все остальное – захолустье.
                                        За-ско-руз-лье!

Тебя за что распнули те,
                                                что в черном?
За то,
           что ты, в игру играя,
                                                    играл не в игры.
Ты, с судьбой играя,
                                        играл звездою,
                                                                      и болел звездою,
И звезды отдавая,
                                   одну проигрывал,
                                                                     выигрывая небосвод.
                       Никто не понимал…

Ведь звездность – это все равно
                                                                как будто бы –
«Роялен.
                  Неряшлив.
                                         Пошл…»
И в этом их беда,
                                  а, ты свел беды до себя.
Никто не понимал,
                                  что ты, звездой играя,
Звезду читаешь,
                             постигаешь
                                                 с простейшим именем – Земля.
…Неряшлив.
                          Пошл.
                                       Но гениален…

                          Безумный Людвиг Ван Земной!
                                                  Изгой.
                          И в тридцать три почти глухой.

Как ты попался в подворотне
                                                            судьбе?
Изгой.
              Глухой.
                              Слепой.
                                              Судьбе.
Судьба, ты полагаешь, дура?
                                                          Дура?
                                                                      Или дурак повыше?

                             Ты полагаешь как, Глухой?

Безумный Людвиг Ван Земной.
                                                      Бетховен Ван.
                                                                         Безумный Людвиг.


АНДАНТЕ


                                        А детство было.
Было детство.
                          Прорёвано,
                                               за дело и без дела.
                                                                                 Пустяшное.
                          Да и не в этом суть.
Но вот ты спишь.
                          Ты спишь,
                                   подушка смята, краешек изжеван,
                                 Ты спишь и видишь сны.
                                        О, Божья Матерь!
Ко всем ты милосердна в снах утешных,
Он спит и видит сны,
                                    В дальнейшем будет снов бояться.
Бояться.
               О, Мама.
                                Ма-мочки!
                                                     Почти, как Моцарт.
Схожи, впрочем, оба.
                                         Почти.
Но только в том,
                             что перед Богом,
                                                           два гениальнейших дитя.
Кто проклят больше – до сих пор не знаю я!
Все дети в музыке – несчастливые дети,
                                              когда стремятся с ней на ты,
От До до Си, от Ля до Ре…
Но попадает в створ судьбы
                                                      лишь только тот,
                                                                                      кто на заре,
С зарей взахлеб,
                               взахлеб с восходом,
Восходит по ступенькам нот,
                               восходит новою звездою,
                                                                             ещё не понимая,
                                             что попал…
                                           что доиграл…
                                         что доигрался…

                Резвится Музыка - безумствует Дитя!


ФИНАЛ


                                             По-р-р-а!!!

Бетховен шел,
                            шутил.
                                         На свет шел,
                                                                 ощущая лунность.
Три росчерка по трем аккордам –
                                                   вот вам – До-диез минор.
Чего уж проще.
Когда-то,
                  может,
                               будет называться «Лунной».

                                            Еще забав?
Вот вам «К Элизе».
                                    Штучка та еще.
                                                                Потрудитесь.
                                                                                       Поплачете.
Но все же весной
                                      «Элиза» не капризна.
Весна,
               капель,
                                что может быть сильней.

Невзрачный музыкант
                                                  шел Веной.
                                                                            Шел весною.
Иной раз взмахивал руками.
То ль звук искал,
                         то ль фей ловил,
                                               а то ль комет
                                                               прихватывал охвостье.
Бетховен шел,
                              дурил.
Накат же «Аппассионаты» жал в предсердье…

Чернила,
                    ручку,
                                  стол,
                                               и ти-ши-ну!


И время отступило.
                                          Отступило время.
Предсердие ломило,
                                          гений глох.
Писал Бетховен
                                 и ломал себя,
                                                             себя в себе ломая разом.
Рождалось то,
                             что раз в сто лет.
Его трясло.
Но, Людвиг,
                это же еще не сопряженье,
                                                          а только напряженье нот.
На сопряженье
                               с ног сбивает разом!

……………….


А мир чудачил.
                                Жил.
                                           Сам по себе.
То злее в зле,
                            то неожиданно добрее.
Любовь любила,
                                  мстила,
                                                   предавала.
Шутились шутки,
                                     льстилась лесть.
Резвились.
                       Раздевались.
                                                  Одевались.
А так же жгли и убивали.
Чудачил мир.
                             Смеялись боги!

А гений лез все напролом,
                                              не понимая, что смешон,
                                                                                           что стар.
Но лез.
             Но глох.
                            Всё напролом.
                                                       На сопряженье,
                                                                                    что слепило,
Било!
           Било!
                      Под дых!
                                        В предсердие!
                                                                    Нашел!
                                                                                   Ударило!
                                                                                                     Еще!

                      Четыре ноты – вот все сопряженье!

                     …   Судьба
                                               стучится
                                                                         в дверь
   …

                                                 По-ра!

Ложится за строкой строка,
                                                      за нотой нота,
                                                                                падают листы.
Из-за плеча
                          подглядывают звезды
                                                                        и молят слезно,
Когда Маэстро перечеркивает что-то.

Скрипит перо,
                          ложится к ноте нота,
                                                                с рояля падают листы.
Валторны.
                      Скрипки.
                                          Вскинуты смычки.
Бежит перо,
                  в пространстве тишины
                                                            кружат и падают листы.
Слабеет ночь.
                              Все больше седины
                                                                       в окне,
                                                                                       да у виска.

Стремится нотная строка
                                                       к финалу.
                                                                              Падают листы.
Отброшено перо.
В пространстве тишины
                                     лишь ангела крыло
                                                                  тихонько шелестит…

                                         Бетховен спит.
                                  Он спит и видит сны.
Во снах,
          смеясь,
                  мальчишка Моцарт
                                                     бежит,
                                                              зовет
                                                                    и хлопает в ладоши.
- Ах, Моцарт, Моцарт,
                                          сколько ж синевы в твоих глазах.
- Устал я что-то,
                                  милый Моцарт!

                                         Бетховен спит.
                                    Разбросаны листы.

                          Симфония Судьбы написана.

Написана!
                      Она!
                                Она!
                                          Та самая!
                                                             Из самых,
                                                                                самых,
                                                                                              самых!

Весь мир открыт.
                                     И, Боже,
                                                        как же он красив!
Для всех.
                   Для каждого.
                                              Но почему ему
                                                                           в нем места нет?

                                           Но по-че-му?

……………….


Есть сопряженье нот,
                                             как притяженье звезд,
Как перекрутье рук,
                                             как перегубье губ,
Как взбешенная бешь –
                                             наотмашь
                                                                  по виску.
На связках стынет хрип,
                                             на бронхах сип хрипит,
Как струны рвутся нервы.

И гулко в памяти синкопы –
                                                           …Первый.
                                                                         …Первый!
                                                                                       …Первый!





www.classic-online.ru  (Бетховен – слушать)
www.classic-music.ru  (Бетховен – слушать)
www.poiskm.ru  (Бетховен – слушать)
www.music.privet.ru  (Бетховен – слушать)
www.belcanto.ru/music.html  (Бетховен – слушать)



Людвиг Ван Бетховен. Портрет работы Карла Штилера. Изображение взято с сайта upload.wikimedia.org
Людвиг Ван Бетховен
Портрет работы Карла Штилера

Людвиг Ван Бетховен (1770 – 1827) – немецкий композитор, дирижер, пианист, органист, скрипач, педагог. Ключевая фигура в период между классицизмом и романтизмом. Бетховен пронесся «бурей и натиском» по всем базовым устоям музыки того времени.

Композитором создано 9 симфоний, 5 концертов для фортепиано с оркестром, концерт для скрипки с оркестром, 16 струнных квартетов, 32 сонаты для фортепиано, 10 сонат для скрипки и фортепиано, 5 сонат для виолончели и фортепиано, опера «Фиделио», «Торжественная» месса, песни, множество других инструментальных и вокальных сочинений.

Точная дата рождения Бетховена не установлена, известна только дата его крещения – 17 декабря. Родился он на чердаке, в небольшой комнатке с косой стеной и лишь одним окошком, проделанным в скате черепичной крыши. Именно в такой обстановке и начал свою жизнь гений, которого до сих пор помнят, чтят и любят миллионы.

Наиболее емко Бетховена характеризуют его слова, обращенные к одному из венских аристократов. «Князь! Тем, чем вы являетесь, вы обязаны случайности рождения. Тем, чем являюсь я, я обязан самому себе. Князей существует и будет существовать тысячи. Бетховен же – один».

Первые признаки глухоты у Людвига проявились в 26 лет. К 33 годам потеря слуха стала значительной и Бетховен пишет свое знаменитое «Хайлигенштадтское завещание». В нем он и объясняет причину своей нелюдимости, замкнутости. Чуть позже Бетховен вынужден будет начать открыто пользоваться специальными слуховыми трубками и «Разговорными тетрадями», в которые записывались вопросы и ответы. До нас дошло около 400 таких тетрадей.

В 2005 году специалисты Аргоннской национальной лаборатории (штат Иллинойс), изучив кости черепа композитора при помощи мощнейшего рентгеновского аппарата, заявили, что Бетховен умер от высокой концентрации свинца в организме – содержание этого металла было выше нормы в 100 раз. Лечащим врачом Бетховена в последние годы его жизни был доктор Ваврух, который отметил в своем дневнике, что за несколько месяцев до смерти композитора он лечил его от воспаления легких солями, содержавшими свинец. Это, по мнению большинства ученых, и повлияло на то, что стало истинной причиной мучений и смерти композитора.

«Предгрозовым удушьем – вал «Девятой». Девятая симфония является завершающей вершиной симфонического творчества Бетховена. Замысел вынашивался композитором более десяти лет. Симфония грандиозна по масштабам. Необычен финал симфонии, представляющий собой нечто вроде большой кантаты для хора, солистов и оркестра, написанной на текст оды «К радости» Иоганна Фридриха Шиллера, где есть такие слова: «Люди братья меж собой! Обнимитесь миллионы! Слейтесь в радости одной!».

«Накат же «Аппассионаты» жал в предсердье…». «Аппассионата» – соната для фортепиано № 23, фа минор. Название сонаты произошло от итальянского слова apassionare, что означает «возбуждать страсть». Сам композитор не давал объяснений по поводу музыкальной темы, однако указывал на «Бурю» Шекспира как на источник вдохновения. «Аппассионата» была закончена в то время, когда композитор находился в расцвете творческих сил, но глухота уже неотвратимо преследовала его. Он избегал любого общества, кроме близких друзей, и посвятил сочинение одному из них – Францу фон Брунсвику.

В музыке сонаты слышны мотивы революционного гимна французов – «Марсельезы».

«Когда-то, может, будет называться «Лунной…». Соната для фортепиано № 14, до-диез минор, opus 27, № 2, «Лунная». Имеет авторский подзаголовок: «Sonata quasi una Fantasia» (в духе фантазии). Сочинена тридцатилетним Бетховеном.

Композитор посвятил сонату Джульетте Гвиччарди. Джульетте, когда Бетховен с ней познакомился и давал ей уроки музыки, было чуть больше шестнадцати лет. «Немногим старше шекспировской Джульетты и не менее соблазнительна», – писал Ромен Роллан. Немецкий поэт Людвиг Рельштаб впоследствии назвал сонату «Лунной». И, хотя это название подходит лишь к первой части, а не к финалу, оно закрепилось навсегда за всем произведением.

«Вот вам «К Элизе…». Багатель № 59, ля минор, «К Элизе». Багатель (мелочи, пустяки) – фортепианная миниатюра. Последняя и самая сильная любовь композитора – к Терезе Брунсвик, отвечавшей ему взаимностью, – ознаменовалась созданием фортепианной пьесы «К Элизе». Эта женщина была музой Бетховена и невенчанной супругой композитора в последние годы его жизни. Ей посвятил он свое знаменитое музыкальное послание, зашифровав его чужим именем. Только после смерти композитора стало известно, как звали «Элизу» на самом деле.



Бетховен за работой. Изображение взято с сайта upload.wikimedia.org
«Бетховен за работой»

Симфония судьбы. Пятая симфония Бетховена была закончена в 1808 году. Все четыре части симфонии объединены одной и той же мощной, императивной темой, которая звучит в начале произведения как эпиграф.

Сам композитор сказал о ней: «Так судьба стучится в дверь».

Симфония судьбы. Фрагмент партитуры Пятой симфонии Людвиг ван Бетховена

Тему судьбы у Бетховена звучит в унисон, то есть один и тот же звук исполняется одновременно разными инструментами оркестра и предельно громко (fortissimo). Тем самым подчеркивается ее значительность, недвусмысленность и неотвратимость: только так и никак иначе.

Интродукция – латинское Introductio – вступление.

Адажио – итальянское Adagio – медленно, спокойно.

Скерцо – итальянское Scherzo – буквально «шутка». В скерцо используются всякого рода неожиданности, сюрпризы, простые явления подаются в изломе, смещении.

Рондо – французское Rondeau – «круг», «движение по кругу». В произведении – повторы тем, эпизодов, состояний.

Скерцо-рондо – одновременное сочетание элементов скерцо и рондо.

Анданте – итальянское Andante – умеренно медленно.

Синкопа – греческое Sykope – смещение ритмической опоры с сильной доли такта на слабую.

В 20 веке первая часть Пятой симфония и Каватина из струнного квартета № 13 Бетховена в числе лучших творений человечества были записаны на золотой диск американского космического корабля «Вояджер» и ушли в космос.

В честь Людвига ван Бетховена назван самый крупный кратер на Меркурии.


manwb.ru/articles/music_box/2008_year/voyadjer
(Запись с Вояджеров – слушать)
www.classic-online.ru  (Бетховен – слушать)
www.classic-music.ru  (Бетховен – слушать)
www.poiskm.ru  (Бетховен – слушать)
www.belcanto.ru/music.html  (Бетховен – слушать)


Предыдущая страница
181 - 191
Следующая страница

Лого-стихо-музыко-книга «Дыханье музыки». «Книга создана при содействии случайностей, необъяснимостей, странностей, а также благодаря благосклонности Высших сил и Судьбы. Коим я и благодарен», пишет автор книги калининградский музыковед Владимир Янке.

Электронная версия книги Владимира Янке «Дыханье музыки» (Ассоциации), 2011 год, опубликована на музыкальном сайте «РЕТРОпортал.ру» с одобрения и разрешения автора.

Основу книги Владимира Янке «Дыханье музыки» составляют стихи и эпизоды, написанные в разные годы жизни. Окончательно монтировалась и дорабатывалась книга на переходе нулевых годов в десятые 21 века.

Автор благодарит создателей и участников Википедии, часть изображений из которой использованы в данной книге. Как, впрочем, и отдельные уточняющие факты.

Яндекс.Метрика